Aptekamy.ru

Аптека-Ми
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иммуномодуляторы и иммуностимуляторы. Что это такое

Иммуномодуляторы и иммуностимуляторы. Что это такое?

Иммуномодуляторы – это биологически активные вещества, которые в зависимости от исходного состояния иммунной системы либо повышают ее функции, либо подавляют. Проще говоря, с помощью этих лекарств, мы пытаемся регулировать работу иммунной системы.

Для того чтобы ответить на второй вопрос, нужно подойти к основной градации иммуномодуляторов: иммунодепрессанты и иммуностимуляторы.

Иммунодепрессанты угнетают работу иммунной системы, подавляя иммунный ответ.

Этот эффект широко применяются в трансплантологии, в противоопухолевой терапии и для лечения аутоиммунных заболеваний (сахарный диабет, артриты, аллергические реакции).

Иммуностимуляторы, напротив повышают иммунитет, стимулируя работу иммунной системы.

Они различаются по происхождению и механизму действия. Они бывают природного и синтетического происхождения. Препараты природного происхождения, в свою очередь, подразделяются на продукты жизнедеятельности бактерий, животных и растений. Синтетические иммуностимуляторы это, как правило, искусственные аналоги препаратов природного происхождения.

Иммуностимуляторы растительного происхождения изготавливаются из лекарственных растений – эхинацеи, лимонника, элеутерококка, женьшеня и других. Они восстанавливают и улучшают работу иммунной системы естественным путем. Обладают мягким не токсичным действием, при правильном назначении и приеме, практически, не дают побочных эффектов.

Иммуностимуляторы животного происхождения в своем составе содержат экстракты тканей животных. Например, тимические факторы выделяются из вилочковой железы крупного рогатого скота. Эти препараты применяются при лечении хронических инфекций, ожоговой болезни, хирургических и онкологических патологий.

Иммуностимуляторы микробного происхождения. Первым препаратом, который разрешили к медицинскому использования, в качестве иммуностимулятора на территории Европы и США был иммуностимулятор микробного происхождения. Это была известная нам с детства противотуберкулезная вакцина БЦЖ. Гуляет много шуток, что все представители нашей страны имеют характерную метку, в виде маленького круглого шрама на плече, однако вакцинирование широко распространено во всех развитых странах и является признанной профилактикой различных болезней.

Для профилактики таких болезней как грипп и ОРВИ большой популярностью пользуются иммуностимуляторы растительного происхождения, например Эхинацея с шиповником, ГриппоФлю Иммунитет. На рынке широко представлены синтетические иммуностимуляторы: Арбидол, Интерферон А, Виферон. При повышении температуры пациента такие препараты принимать не рекомендуется, так как в результате иммунного ответа организма температура может еще больше повыситься до критических отметок. Прием иммуностимуляторов нужно согласовывать с врачом.

Данная статья написана с целью объяснения сложности и направления изменений иммунитета. Дополнительно отметим, что за иммунитет в организме отвечает огромное количество ферментов и какой из них корректируется каким лекарством и поможет ли это в борьбе с конкретным заболеванием – это очень сложный вопрос, поэтому такие препараты применяются с осторожностью.

Материалы конгрессов и конференций

Взаимодействие организма и опухоли, растущей вопреки имеющемуся иммунному ответу на нее, является одной из проблем современной иммунологии опухолей. Значение иммунного ответа на развитие опухоли хорошо известно из классической экспериментальной иммунологии опухолей и исследованиям по «иммунологическому надзору» (термин, предложенный Бернетом и сейчас включающий в себя значительно более широкое понятие), а также из современных исследований по механизму естественной противоопухолевой резистентности.

Концепция о роли иммунных механизмов в развитии злокачественных новообразований была выдвинута в 1909 г. Эрлихом, а затем расширена многими исследователями. Еще в 1929 г. А.А. Богомолец высказал предположение о том, что развитие злокачественного процесса протекает на фоне развившейся по различным причинам иммунодепрессии. Исследования последних лет подтвердили существенное значение фактора иммунодепрессии в развитии опухолей.

Для объяснения возможного механизма роста в организме антигенной опухоли были разработаны несколько классификаций причин нарушения иммунологического ответа на развивающуюся опухоль. На наш взгляд, наиболее полно отражала возможные отклонения иммунологического надзора классификация, предложенная Клейном (Klein, 1975г.):

    1) недостаточность распознавания ассоциированных с опухолью специфических антигенов;
    2) иммунологическая толерантность;
    3) ускользание опухоли от иммунного ответа;
    4) иммунологический дефицит хозяина;
    5) неправильное функционирование эффекторных механизмов иммунного ответа.

В 1970-1980 гг. большое внимание уделялось исследованию иммунологической реактивности организма и изучению взаимосвязи уровня иммунного ответа с клиническим течением и прогнозом заболевания. Полученные в этот период исследования показали, что рост большинства злокачественных новообразований сопровождается изменениями показателей различных звеньев иммунного ответа. Для определения характера и интенсивности повреждения иммунной системы в настоящее время используется панель моноклональных антител (МКА) к дифференцировочным антигенам иммунокомпетентных клеток и ряд тестов, определяющих их функциональную активность. Довольно долго основными изменениями, которым придавалось приоритетное значение, считались нарушения в соотношении иммунорегуляторных субпопуляций Т-лимфоцитов, уменьшение количества и снижение функциональной активности естественных киллеров.

В последнее время в оценке иммунного статуса онкологических больных особое внимание уделяется общелейкоцитарным и активационным антигенам. Среди общелейкоцитарных антигенов представляет интерес антиген CD50 (ICAM-3) иммуноглобулинового суперсемейства, который экспрессируется на покоящихся гемопоэтических клетках, В-лимфоцитах, а на Т-лимфоцитах его экспрессия повышается по мере их созревания и достигает максимума на Т-клетках памяти. Взаимодействие CD50 и LFA-1 является строго необходимым вторичным сигналом в активации Т-лимфоцитов и требует одновременной активации фосфотирозин фосфатазы CD45 и фосфотирозинкиназ. Снижение экспрессии CD50 приводит к нарушению адгезии клеток и миграции В-лимфоцитов в лимфатические узлы.

Анализ 2-летней выживаемости у 80 больных раком желудка выявил положительную корреляцию между уровнем экспрессии CD50 и прогнозом заболевания: больные, у которых экспрессия CD50 сохранялась на высоком уровне, имели более благоприятное течение болезни, чем те, у которых уровень экспрессии был низким или снижался в процессе лечения. Разница была статистически значимой.

Другим важным прогностическим показателем оказалась экспрессия антигена CD95 (Fas/APO-1). Этот антиген, опосредующий апоптоз, был независимо открыт в двух лабораториях с помощью МКА anti-Fas и anti-APO-1, которые вызывали апоптоз в некоторых человеческих клетках. Антиген CD95 является членом суперсемейства фактора некроза опухоли, в которое также входят фактор роста нервов и антигены CD27, CD40. Сам антиген CD95 является рецептором для Fas-лиганда, который входит в суперсемейство лигандов. Он экспрессируется на кортикальных тимоцитах, различных лимфобластоидных клеточных линиях, активированных Т- и В-клетках.

Анализ прогностической значимости Fas антигена на бластных клетках костного мозга проведен у детей с ОЛЛ, наблюдавшихся с 1987 г. Оказалось, что в зависимости от экспрессии CD95 они четко разделяются на две подгруппы: CD95+ и CD95-. При этом следует отметить, что CD95 антиген наиболее часто экспрессируется при пре-пре-В ОЛЛ, который можно охарактеризовать как прогностически более благоприятный. В CD95+ группе медиана 10-летней общей выживаемости составила 118,5 мес., а в CD95- группе — 24 мес. Таким образом экспрессия CD95 на мембране бластных клеток является прогностически благоприятным признаком, увеличивающим как безрецидивную, так и общую выживаемость, в то время как отсутствие CD95 антигена на поверхности бластов позволяет говорить о плохом прогнозе в развитии болезни. Аналогичные данные были получены и у больных с миелодиспластическим синдромом и некоторыми солидными опухолями.

Несмотря на все данные об изменениях иммунологических параметров у онкологических больных, одним из основных обсуждаемых вопросов является правильная интерпретация наблюдаемых сдвигов. Известно, что «отклонение от средней величины может свидетельствовать о нормальной реакции иммунной системы на возмущающее воздействие, т.е. о нормальной функции» (Петров Р.В.). В связи с этим особое внимание следует уделять динамике исследуемых показателей иммунной системы, учитывая как количество иммунокомпетентных клеток, так и их функциональную активность. Сохранение или усиление отрицательной динамики иммунологических показателей указывает на необходимость воздействия на них с целью восстановления функциональной активности.

Современная иммунотерапия включает в себя несколько направлений, где используются:

    1) иммуномодуляторы;
    2) моноклональные антитела и препараты на их основе;
    3) противораковые вакцины.

Активное использование иммуномодуляторов началось в 70-х гг. ХХ века, когда было показано, что использование ряда различных препаратов способствовало восстановлению иммунологических показателей. Клинические исследования, проведенные за последние 5 лет, выявили как положительные, так и отрицательные стороны этого вида лечения: наряду с данными об эффективности некоторых иммуномодуляторов было показано, что неадекватное применение препаратов способствовало ускорению опухолевого роста и гибели больного. В настоящее время неограниченность рекламных кампаний привела к использованию в клиниках препаратов, не обладающих иммуномодулирующими свойствами, не прошедших соответствующих клинических испытаний и разрешенных к медицинскому использованию, что особенно опасно при наличии опухолевого процесса.

Читать еще:  Как лечить кашель у грудничка народными средствами

В соответствии с существующими классификациями (Ярилин А.А., Пинегин Б.В.) выделяются следующие группы иммуномодуляторов:

    1) препараты микробного происхождения (нуклеинат натрия, рибомунил, имудон и др.);
    2) пептидные препараты (Т-активин, миелопид, тимоген и др.);
    3) цитокины и препараты на их основе (интерфероны, интерлейкины);
    4) синтетические препараты (полиоксидоний, ликопид и др.);
    5) препараты на основе природных факторов (препараты иммуноглобулинов, экстракты растений).

В настоящее время свыше 40 препаратов, обладающих иммуномодулирующими свойствами, разрешены к применению в России; это в основном цитокины, препараты тимуса и синтетические препараты. Большинство иммуномодуляторов обладает хорошо изученным механизмом действия с преимущественным влиянием на то или иное звено иммунной системы, хотя, в зависимости от различных условий, препарат может оказывать влияние и на другие ее компоненты. Все это указывает на необходимость предварительной оценки параметров иммунной системы в каждом конкретном случае с последующим назначением соответствующего препарата. В последние годы проведено большое количество исследований по использованию иммуномодуляторов для коррекции иммунологических показателей у больных, получающих химиотерапию. Оказалось, что применение этих препаратов способствует уменьшению токсичности химиопрепаратов, сокращению сроков восстановления лейкоцитов, снижению заболеваемости от вирусных инфекций, а в ряде случаев — увеличению продолжительности ремиссии.

Особое место среди исследуемых препаратов занимают цитокины; исследования последних лет показали эффективность их использования при некоторых злокачественных новообразованиях, в частности, при раке почки и злокачественной меланоме, а также волосатоклеточном и хроническом миелоцитарном лейкозах. В ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России проведено лечение 119 больных метастатическим раком почки с помощью роферона А (HuIFNa-2b) как в режиме монотерапии, так и в сочетании с 5-фторурацилом. Получены 12 полных и 17 частичных ремиссий; стабилизация болезни сроком 6 месяцев и более достигнута у 30 больных (25,2%). Иммунологические исследования показали, что для оценки клинического эффекта интерферона большее значение имеет исходное состояние иммунологического статуса по сравнению с его динамикой в процессе лечения. Проводимые в настоящее время исследования позволяют предположить, что в основе механизма противоопухолевого действия интерферона лежит его влияние на процессы апоптоза. Полученные данные позволят разработать более эффективные схемы последовательного применения цитокинов и их комбинаций с противоопухолевыми препаратами.

Исходя их вышеизложенного понятно, что самым сложным вопросом при исследовании эффективности применения иммуномодуляторов является правильная оценка целесообразности назначения иммунокоррегирующего лечения и его эффективности. Совершенно ясно, что прогрессирующая опухоль вызывает серьезные изменения в иммунном ответе, с которыми самостоятельно иммунная система не справляется и включение иммуномодуляторов в комплекс лечения онкологических больных является оправданным. В то же время целесообразность иммунореабилитационных мероприятий, т.е. профилактика рецидивов и метастазов у онкологических больных требует четких обоснований:

Современные иммуномодуляторы и иммуностимуляторы

По мнению Хаитова Р.М.(2003), основным критерием для назначения иммуномодуляторов является клиническая картина заболевания, проявляющаяся хроническим инфекционно-воспали-тельным процессом, трудно поддающимся адекватному антиинфекционному лечению [23 ].

К лекарственным препаратам с выраженными иммуномодулирующими средствами следует отнести интерфероны и их индукторы поскольку главное фармакологическое свойство этих препаратов — противовирусное, но интерферон как составляющая часть цитокиновой сети организма является иммунорегуляторной молекулой, оказывающей действие на все клетки иммунной системы [ 10, 23].

Таблица 1. Классификация индукторов интерферона [цит.по 10]

Синтетические соединения

Природные соединения

Индукторы интерферонов разных групп

Изучение эффективности индукторов при различных экспериментальных вирусных инфекциях выявило спектр активности этих препаратов и позволило наметить основные пути их дальнейшего клинического применения [ 8,9,14].

Таблица 2. Клиническое значение индукторов интерферона, разрешенных к применению МЗРФ (цит.по 8,14)

Амиксин

Кагоцел

Неовир

Полудан

Герпетический кератит и кератоконъюктивит икератоконьюнктивит

Ридостин

Они обладают универсально широким диапазоном антивирусной активности, (этиотропный эффект) и выраженным иммуномодулирующим действием. Широкое системное использование индукторов интерферона различной природы показало, что их активность совпадает с ранее выявленной активностью экзогенных интерферонов. Индукторы интерферона вызывают при введении в организм ряд неспецифических и специфических эффектов. Неспецифические эффекты связаны с ингибицией роста клеток, модуляцией их дифференцировки и синтезом мембранных рецепторов, специфические — с действием на различные звенья системы иммунитета. Подобно действию интерферона, оно выражается в активации макрофагов, цитотоксических Т-клеток, антител-образующих В-клеток, естественных киллеров и др. Специ­фическое действие индукторов осуществляется в комплексе с другими медиаторами воспалительных и иммунных ответов (цитокинов), а также совместно с гормонами и нейромедиаторами. Индукторы интерферонов, обладая теми же иммуномодулирующими свойствами, что и собственно интерферон, стимулируют пролиферацию и дифференцировку клеток костного мозга, используя механизмы врожденного и адаптивного иммунитета [9].

Известно, что одним из свойств индукторов интерферона является формирование в организме стойкой неспецифической резистентности длительный период времени после их введения, который может продолжаться иногда неделями. Сформировавшаяся резистентность не может быть объяснена только действием эндогенного интерферона, синтезированного в ответ на введение индуктора, так как этот интерферон выводится из организма гораздо раньше. Резистентность, по-видимому, является следствием непосредственного влияния индукторов интерферона на клеточный и гуморальный иммунитет, что требует углубленного и детального изучения [9].

Применяемые в клинике индукторы интерферона, индуцируют синтез смеси альфа, бета, гамма- интерферонов в разных пропорциях. Они хорошо сочетаются с другими индукторами, интерферонами разных типов, иммуномодуляторами и химиотерапевтическими средствами. Важно особо подчеркнуть, что комбинированное их введение с другими препаратами часто приводит к синергидному эффекту.

Хотя активность индукторов практически аналогична активности интерферонов, но они ( индукторы) имеют свои "точки приложения" в иммунной системе.

Например, амиксин вызывает медленную продукцию интерферона Т-лимфоцитами, а циклоферон вызывает быструю продукцию интерферона В-лимфоцитами.

Заметно отличаются индукторы и по способности "включать" синтез интерферона в различных органах (мозг, легкие, печень, селезенка и др.), что определяет тактику их использования при различных вариантах органной патологии. Так низкомолекулярные препараты (циклоферон, амиксин) способны преодолевать гематоэнцефаличесий барьер, поэтому активны при вирусных энцефалитах.

У индукторов интерферона есть достоинства, выходящие за рамки только "включения" системы интерферона. Как недавно показано в наших исследованиях, циклоферон вызывает образование ряда провоспалительных и противовоспалительных цитокинов. Это очень важное обстоятельство позволяет рассматривать данный препарат как биорегулятор цитокиновой сети.

Необходимо отметить и некоторые преимущества [9,10] индукторов интерферона:

  • в отличие от наиболее широко используемых в настоящее времярекомбинантных интерферонов они не обладают антигенность ;
  • синтез ИФН при введении индукторов сбалансирован и контролируется организмом, что предотвращает побочные эффекты, наблюдаемые при передозировке ИФН;
  • даже однократное введение индукторов приводит к длительной продукции ИФН в терапевтических дозах, тогда как срок полужизни этих препаратов составляет 20 минут.

Наконец, некоторые индукторы интерферона обладают уникальной способностью "включать" синтез интерферона в определенных популяциях клеток и органов, что в ряде случаев имеет опреде­ленные преимущества перед поликлональной стимуляцией иммуноцитов интерферонами.

Эта группа препаратов не лишена и недостатков:

  • в отдельных случаях их применение не сопровождается синтезом эндогенного продукта вследствии гипореактивности;
  • относительно высокая токсичность амиксина, образование устойчивых комплексов с ДНК;
  • невозможность преодоления гематоэнцефалического барьера ларифаном и ридостином, невозможность синтеза эндогенного продукта при пероральном применении;

Основными условиями для медицинского применения индукторов интерферона служат:

  • специфическая активность;
  • низкая токсичность;
  • отсутствие мутагенности, канцерогенности, эмбриотоксичности.

Для правильного использования индукторов интерферона, когда их биологические эффекты выявляются наиболее полно, необходимо знать:

  • какие клетки продуцируют интерферон в ответ на введение индуктора,
  • какой тип интерферона индуцируется в органах-мишенях [9].

Характеристика индукторов интерферона ( цит.по 8,14)

Амиксин— стимулирует образование альфа/бета и гамма интерферонов, усиливает антителообразование,обладает антибактериальным и противовирусным действием.Пик накопления интерферона в крови (60-120 МЕ/мл) отмечается через 12-18 часов после приема, затем полностью исчезает из кровотока к 72 часам.В лейкоцитах человека индуцированный интерферон не превышает 120 МЕ/мл.

Противопоказания: болезни почек, аллергические заболевания

Ридостин — стимулирует продукцию раннего интерферона альфа/бета типов, отмечается два пика продукции: ранний через 4 часа, поздний — к 48 часам. Уровень интерферона снижается к 72 часам от момента введения препарата.

Наибольшей чувствительностью к препарату обладают лейкоциты больных гриппом, генитальным герпесом.

Кагоцел — индуцирует поздний тип интерферона, пик продукции которого приходится на 48-72 часа, уровень его медленно снижается к 120 часам от момента введения препарата.

Наибольшей чувствительностью к препарату обладают лейкоциты больных генитальным герпесом, гриппом, ангиной, ОРВИ.

Арбидол — противовирусный препарат с интерферониндуцирующей активностью,оказывает ингибирующее действие на вирусы гриппа А,В; стимулирует фагоцитоз и антителообразование,Стимулирует гуморальные и клеточные реакции иммунитета.

Клинически наиболее перспективными классами соединений среди ароматических углеводородов оказались низкомолекулярные производные акридина — акридона — препарат циклоферон — метилглюкамина акридонацетат [3 ].

Читать еще:  Как брызгать Каметон в горло

ЦИКЛОФЕРОН

Метилглюкамина акридонацетат

ДОЗА ДЛЯ ДЕТЕЙ -10 мг/кг массы тела.

Клинические исследования эффективности циклоферона проводились у детей и включали плацебо-контролируемые, сравнительно-контро-лируемые исследования. Мы приводим ниже основные результаты, полученные при исследовании эффективности препаратов циклоферона при различной патологии.

Вирусные гепатиты. Исследования проводились у детей, страдающих вирусными хроническими гепатитами с парентеральным механизмом заражения. В результате законченных исследований, установлено, что первичная ремиссия наблюдалась у 47,2%, а стабильная ремиссия у 55,4%, причем полная ремиссия установилась у 44,4% больных, рецидивы заболевания регистрировались лишь в 5,6% случаев.

У наркозависимых подростков с хроническим гепатитом С наблюдалась нормализация иммунного дисбаланса. Клиническое улучшение отмечено у 85% пролеченных лиц. Это проявилось в нормализации пигментного обмена, размеров печени, купированием болевого синдрома и цитолиза. Репликативная активность вируса сохранялась после 4-х месячного курса лечения, но у 58% пациентов уровень виремии снижался от 2-х до 7 раз. Максимальное снижение идет у больных с умеренной и низкой «нагрузкой» (до 600 000 копий), более низкий эффект у больных с высокой виремией (до 1-8 млн. копий) [2,6,7,18].

При ВИЧ-инфекции установлен выраженный лечебный эффект на стадиях IIБ,IIB — IIIА за счет стабилизации иммунного статуса и снижения репликативной активности вируса ( менее 200 копий РНК/ВИЧ в мл).Препарат оказывал наилучшее иммуномодулирующее действие при числе СD4 менее 500, но не ниже 200, при уровне вирусной нагрузке до 30 тысяч копий в 1 мл.

Повышение эффективности лечения гастродуоденальной патологии ( хронический гастродуоденит) с использованием циклоферона увеличилось на 20%. Терапия была направлена на элиминацию H.pylori, а также повышение иммунной защиты организма.

При наблюдении в катамнезе за детьми, страдающими хроническими эрозивными гастродуоденитами, после терапии циклофероном, отмечен рецидив у 6.0% больных, против 17-20.0% больных, получавших стандартный курс терапии [11].

Респираторные заболевания. При проведении многоцентровых плацебо-контролируемых исследований ( «эпидемиологический опыт») у детей и подростков, относящихся к категории часто и длительно болеющих отмечено снижение респираторной заболеваемости в 2.6-2.9 раза, установлен уровень защиты от 41 до 61%. При атопических состояниях наблюдалось снижение уровня Ig E и уменьшение в 2.4 раза частоты рецидивов и повторных обструктивных синдромов. При лечении бронхитов снижается частота и длительность рецидивов заболевания, за счет нормализации параметров иммунного ответа [4,5,15,17].

Результаты, вызывающие определенный интерес отмечены при использовании таблетированной лекарственной формы циклоферона в комплексной терапии острых кишечных инфекций [12,19,20].

Микробиологическая санация организма регистрировалась у 90,3% больных получавших циклоферон при дизентерии, сальмонеллезе, а применение циклоферона при сальмонеллезной инфекции обеспечило нормализацию микроэкологии просвета толстой кишки, увеличение индигенной анаэробной и факультативно-анаэробной флоры, элиминацию возбудителя и условно-патогенной микрофлоры, повышение уровня местного секреторного иммуноглобулина А. Включение циклоферона в терапию ротавирусных инфекций у детей приводило к стимуляции синтеза противоротавирусных антител ( до 0.58 отн.ед., против 0.36-0.39 до начала терапии и у больных группы сравнения), обеспечивая быструю санацию кишечника от возбудителя.

В настоящее время проводятся посттрегистрационные исследования эффективности циклоферона при нейроинфекциях.[1] Позитивные результаты получены при серозном менингите. Санация ликвора и длительность стационарного лечения были достоверно короче (11.7 дней, против 18.7), быстрее купировались менингеальные симптомы Цереброастенический синдром возникал гораздо реже, в сравнении с детьми, получавших стандартную терапию. При вирусных энцефалитах отмечали купирование судорожно-коматозного статуса, регресс очаговой неврологической симптоматики, формирование минимального органического дефицита на МРТ — только в случае раннего начала терапии.

При клещевых нейроинфекциях отмечено сокращение лихорадочного периода и сроков санации ликвора, что привело к сокращению длительности пребывания в стационаре, а также к быстрейшему купированию менингеальных симптомов. В катамнезе в течение года не отмечено хронизации процесса.

Анализ клинического течения заболевания при бактериальных менингитах не выявил особой разницы в группе больных, получавших циклоферон и в группе сравнения; Но в группе больных, получавших циклоферон, обратное развитие субдурального выпота происходило на фоне консервативной терапии, а в группе сравнения в половине случаев, пришлось прибегнуть к дренированию субдурального пространства.

Таким образом, фармакотерапевтическая эффективность циклоферона при столь широкой патологии обеспечивается его механизмом действия, включающим противовирусный, интерферониндуцирующий, иммунокорригирующий и противовоспалительный компоненты [17, с.99-109].

Современные подходы к назначению иммуномодуляторов в педиатрической практике

Какие группы препаратов используют при нарушениях иммунитета? Каковы критерии выбора конкретного препарата?

Какие группы препаратов используют при нарушениях иммунитета?
Каковы критерии выбора конкретного препарата?

Впоследние десятилетия одной из важнейших проблем в педиатрии является рост заболеваний, торпидных к адекватной этиотропной терапии, связанных с нарушениями в системе иммунитета. В числе причин возникающей патологии у детей на современном этапе является нередкое сочетание различных болезней с клиническими проявлениями синдрома вторичной иммунной недостаточности (ВИН). ВИН характеризуется обратимыми (как правило) нарушениями иммунной системы, ее адаптационных механизмов и других функций, снижающих иммунный ответ.

Частые рецидивы вирусных инфекций, хронических воспалительных заболеваний бронхолегочной системы, урогенитального тракта, гнойно-септических хирургических заболеваний и многих других нередко обусловлены их сочетанием с проявлениями ВИН.

ВИН не только осложняет течение различных заболеваний, включая аллергические, в первую очередь таких, как бронхиальная астма, аллергодерматозы, острые токсико-аллергические реакции и т. д., но и способствует генерализации инфекции, развитию осложнений, торпидности к традиционным методам лечения, инвалидизации и увеличению летальности [1, 2, 3].

Снижение эффективности стандартной базисной терапии и наличие клинических и лабораторных признаков ВИН у детей с различными заболеваниями сделали очевидной необходимость разработки и определения принципов назначения иммуномодуляторов в педиатрии.

В связи с резко возросшим интересом практикующих врачей к иммуномодулирующей терапии особенно важно иметь четкие представления об иммунотропных препаратах и критериях для их назначения в комплексной терапии соматических заболеваний.

В настоящее время можно выделить четыре группы препаратов, которые можно использовать при заболеваниях, связанных с нарушениями в системе иммунитета: иммуномодуляторы, иммунокорректоры, иммуностимуляторы и иммунодепрессанты [3].

К иммуномодуляторам относятся лекарственные средства с иммунотропной активностью, которые в терапевтических дозах восстанавливают нарушенные защитные функции иммунной системы и в зависимости от ее исходного состояния могут повышать или понижать показатели иммунитета.

К иммуностимуляторам причисляются средства различной природы (медикаменты, пищевые добавки, адъюванты, витамины и т. п.), усиливающие иммунный ответ за счет прямого или опосредованного воздействия на различные органы и системы (например, нейроэндокринную).

Иммунодепрессанты — это средства различной природы (медикаменты, вещества химической, биологической и др. природы), обладающие способностью подавлять иммунный ответ.

К иммунокорректорам относятся средства, обладающие иммунотропной активностью, способные влиять на конкретное, нарушенное звено в цепи иммунных реакций (Т- и В-система лимфоцитов, фагоцитоз, комплемент и т. п.) и нормализовать иммунные реакции за счет точечного воздействия. Пока таких препаратов на фармацевтическом рынке нет.

К сожалению, в клинике нередко отмечается путаница в назначении препаратов с целью нормализации нарушенных функций иммунной системы и необоснованно используются иммуностимуляторы (вместо иммуномодуляторов) — в случаях, когда отмечается активация иммунной системы (например, при инфицировании), что может приводить к дисбалансу в иммунной системе с возможностью развития аллергических, аутоиммунных, лимфопролиферативных и других заболеваний.

Среди иммуномодуляторов наиболее широко используются в клинической практике три основные группы, различающиеся механизмами действия: препараты микробного происхождения (рибомунил, бронхомунал и др.), препараты эндогенного происхождения, среди которых выделяют иммуномодуляторы тимусного происхождения (Т-активин и др.), костно-мозгового происхождения (миелопид) и цитокины. К третьей группе иммуномодуляторов относятся химически чистые, синтетические препараты, среди которых выделяют лечебные средства с выявленными иммуномодулирующими свойствами (например, диуцифон), аналоги препаратов эндогенного происхождения (ликопид, тимоген) и собственно синтетические препараты — например, полиоксидоний [2, 3, 5].

Включение иммуномодулирующих препаратов в комплексную терапию соматических заболеваний, протекающих в сочетании с ВИН, позволило добиться высокого клинического эффекта при разных патологиях.

Читать еще:  Как лечить кашель каланхоэ

Полиоксидоний является препаратом выбора при лечении и профилактике заболеваний, связанных с нарушениями в системе иммунитета, и одним из немногих отечественных и зарубежных иммуномодуляторов, полностью соответствующим этому определению.

У детей полиоксидоний применялся в комплексной терапии при многих заболеваниях, протекающих в сочетании с клиническими проявлениями ВИН.

В настоящее время выпускается детская форма полиоксидония, расфасованная во флаконах, содержащих 3 мг препарата.

Клиническая эффективность полиоксидония (ПО) в качестве иммуномодулирующего средства в комплексной терапии рецидивирующего обструктивного бронхита была подтверждена во многих исследованиях, проведенных в детских клиниках. Препарат вводился внутримышечно детям от 1,5 до 6 лет один раз в сутки с перерывами в 2-3 дня в дозе 0,1 мг/кг. Полный курс составил 5 инъекций. Частота обострений за 6 мес. до лечения составляла 6,36 раза, после лечения — 2,38 раза в год.

Нормализация иммунного статуса, купирование новых обострений, снижение использования базисной терапии и глюкокортикоидов (в три раза) делает этот препарат незаменимым в комплексной терапии рецидивирующих обструктивных бронхитов у детей [4].

Изучение клинической эффективности и иммуномодулирующего эффекта ПО в комплексной терапии бронхиальной астмы, протекающей в сочетании с клиническими проявлениями ВИН, проводилось во Владивостокском медицинском университете, Центре клинической иммунологии и аллергологии (Владивосток). Включение ПО в комплексную терапию осложненной ВИН бронхиальной астмы способствовало достижению более выраженной положительной динамики у больных, составивших группу наблюдения, в отличие от пациентов из контрольной группы. Отмечено более быстрое купирование обострения заболевания, появилась возможность снизить дозировки производных метилксантинов, системных и топических глюкокортикостероидов, тем самым уменьшая побочные эффекты и продолжительность применения. Введение препарата в поддерживающих дозах в период ремиссии способствовало сохранению позитивного клинического эффекта в более продолжительные сроки. У пациентов, вошедших в группу наблюдения, отмечено повышение резистентности к инфекционным агентам, нередко провоцирующим обострение при БА, коррелирующее с данными, полученными при оценке иммунологических параметров: достоверно возросла функциональная активность Т-лимфоцитов, увеличилась субпопуляция СD4+ без нарушения соотношения иммунорегуляторных клеток; повысилась фагоцитарная активность, отмечены положительные тенденции показателей гуморального иммунитета, в том числе — секреторного IgA. В то же время не произошло повышения уровней как общего, так и специфического IgE в отношении причинно-значимых аллергенов при наблюдении в динамике. У 82% пациентов отмечено значительное увеличение продолжительности ремиссии, обусловленное, по-видимому, повышением специфической и неспецифической резистентности к инфекции, усилением антителообразования.

Для изучения эффективности сочетанного применения полиоксидония при вакцинации АКДС и АДС-М у иммунокомпрометированных детей Институтом иммунологии МЗ РФ (Москва), Городским кабинетом вакцинопрофилактики (Воронеж), Институтом повышения квалификации ФУ «Медбиоэкстрем» (Москва) было проведено клинико-иммунологическое обследование 92 детей, относящихся к группе длительно и часто болеющих, с обострениями ОРВИ более трех-четырех раз в год. CD3+, CD4+, CD8+, CD2+-клетки, В-клетки определяли на проточном цитометре с моноклональными антителами (АТ). Сывороточные IgM, G, A исследовали методом радиальной иммунодиффузии. Оценивали показатели фагоцитоза и НСТ-теста, группы крови; защитный титр АТ против возбудителей дифтерии и столбняка определяли в РПГА.

У 30-40% детей наблюдалось снижение CD3+, CD4+-клеток, гипоглобулинемия, снижение показателей макрофагального звена. Не выявлено АТ против дифтерии через год после второй ревакцинации АКДС или АДС-М. Титр антител против столбняка колебался в диапазоне 1:80 — 1:640. Третья ревакцинация против дифтерии в контрольной группе, сходной по возрасту и полу, обеспечивала появление защитных АТ в титре 1:40 — 1:320 через 35 — 45 дней, снижавшихся через 6 — 12 месяцев. Проведение ревакцинации в сочетании с интраназальным применением полиоксидония позволило достичь титра АТ 1:320 — 1:640 и снижения частоты поствакцинальных осложнений. Последующие двухлетние наблюдения показали наличие АТ на диагностически значимом уровне.

Изучение клинической эффективности и иммуномодулирующего эффекта полиоксидония в комплексном лечении больных с атопическим дерматитом в возрасте от 6 месяцев до 12 лет проводилось во Владивостокском государственном медицинском университете.

Основной целью проводимых клинических испытаний являлась оценка эффективности и безопасности применения различных схем терапии препаратом ПО у детей с обострениями атопического дерматита.

У 28% обследованных детей, страдающих атопическим дерматитом, отмечались осложнения в виде присоединения пиогенной инфекции.

Доза полиоксидония составляла 0,07 — 0,1 мг/кг, 1 раз в сутки, через 2 дня, общий курс — 5-7 инъекций.

Полиоксидоний назначался на фоне общепринятой комплексной терапии при атопическом дерматите: базисная неспецифическая гипосенсибилизирующая терапия, противовоспалительная терапия, коррекция нарушений со стороны ЖКТ, местная обработка.

Терапевтическая эффективность полиоксидония определялась в соответствии с положительной динамикой основных клинических и лабораторных параметров.

Ни в одном случае применения ПО не было отмечено ни общих, ни местных побочных реакций. Оценка объективного статуса и субъективных ощущений врачами и пациентами или их родителями проводилась по трехбалльной шкале: «хороший эффект», «отсутствие эффекта», «отрицательный эффект». В исследуемой группе у всех пациентов, применявших полиоксидоний, отмечался «хороший эффект».

  • В 100% случаев в исследуемой группе наблюдался более быстрый клинический эффект по сравнению с контрольной группой: в 2,5 раза быстрее купировались островоспалительные изменения со стороны кожных покровов, в два раза быстрее шел процесс восстановления трофических нарушений.
  • В 65% случаев в группе пациентов с атопическим дерматитом, осложненным пиогенной инфекцией, применение полиоксидония позволило исключить антибактериальную терапию, а в 35% случаев максимально ее сократить.
  • В 60% случаев применение ПО позволило в два раза снизить дозу глюкокортикостероидов по сравнению с контрольной группой, а также сократить длительность применения глюкокортикостероидов в 1,5 раза.

Ни в основной, ни в контрольной группе не отмечено сколько-нибудь существенной динамики по параметрам общеклинического, гематологического и биохимического исследований под влиянием терапии.

Видна четкая положительная динамика со стороны измененных показателей иммунограммы, в частности, выявлено выраженное увеличение в процентном и абсолютном количестве CD3+-, CD4+, СD8+ -лимфоцитов периферической крови, уровень которых был снижен до применения ПО.

Полученные авторами данные позволили предположить, что применение ПО в комплексной терапии атопического дерматита совершенно безопасно. Ни одного случая общих местных, побочных или аллергических реакций, связанных с приемом препарата, не выявлено.

Основанием для назначения иммуномодуляторов должно служить наличие ВИН, соответствующего клиническим критериям.

  • Иммуномодуляторы следует применять в комплексной терапии заболевания вместе с другими этиотропными средствами (антибиотики, уросептики, противовирусные и др. препараты),
  • Снижение одного из параметров иммунограммы без клинических признаков ВИН не является основанием для назначения иммуномодуляторов. Такие дети должны находиться под наблюдением педиатра в группе риска по иммунной недостаточности.
  • Перед назначением иммуномодулирующей терапии врач должен убедиться, что рекомендованный им препарат зарегистрирован в Фармакологическом государственном комитете Минздрава России как иммуномодулятор и имеет разрешение на широкое медицинское применение и промышленное производство.

Полиоксидоний соответствует всем требованиям, предъявляемым к иммуномодуляторам. Наряду с выраженным иммуномодулирующим эффектом полиоксидоний обладает антитоксическими, антиоксидантными и мембраностимулирующими свойствами, что особо актуально при лечении больных сепсисом, гнойно-септическими хирургическими заболеваниями, острыми и хроническими заболеваниями вирусной, бактериальной, грибковой природы, протекающими с явлениями интоксикации.

Полиоксидоний — единственный из иммуномодуляторов, который можно использовать в качестве монотерапии у часто и длительно болеющих людей перед началом осенне-зимнего сезона, особенно в экологически неблагоприятных регионах для профилактики обострения заболеваний.

Детям с онкологическими заболеваниями, получающим химиотерапию, полиоксидоний целесообразно назначать с первого дня применения химиотерапевтического этиотропного средства для улучшения качества жизни.

Литература

1. Ильина Н. И. Вторичные иммунодефицитные состояния (ВИДС). Протоколы диагностики и лечения //Аллергия, астма и клиническая иммунология. 2000, № 1. С. 31—33.
2. Хаитов Р. М., Пинегин Б. В. Вторичные иммунодефициты: клиника, диагностика, лечение //Иммунология. 1999, № 1. С. 14—17.
3. Хаитов Р. М., Пинегин Б. В. Основные принципы иммуномодулирующей терапии //Аллергия, астма и клиническая иммунология. 2000, № 1. С. 9—16.
4. Цывкина Г. И., Лисицина Е. В., Голощапова Е. Н. Опыт применения иммуномодуляторов нового поколения при хроническом обструктивном бронхите //Тез. докл.: Человек и лекарство. VII Российский национальный конгресс, 10-14. 04.2000. С. 157.
5. Ярилин А. А. Цитокинотерапия //Аллергия, астма и клиническая иммунология. 2000, № 1 С. 30—31.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector