Aptekamy.ru

Аптека-Ми
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как лечить вирус Эпштейн-Барра

Противовирусные средства для лечения инфекционного мононуклеоза (железистой лихорадки)

Мы исследовали пользу и побочные эффекты противовирусной терапии у людей с инфекционным мононуклеозом, по сравнению с «фиктивным» лечением или стандартной помощью.

Актуальность

Инфекционный мононуклеоз (железистая лихорадка) обычно вызывается вирусом Эпштейна-Барра. Хотя обычно это заболевание не является серьезным, оно может привести к значительному времени отсутствия в школе и на работе из-за сильной усталости/утомляемости. В редких случаях это заболевание может привести к жизне-угрожающим осложнениям Лечение людей с осложнениями является затратным, как в отношении затрат со стороны здравоохранения, так и затрат, связанных с временной нетрудоспособностью. Уменьшение осложнений могло бы принести пользу при оказании помощи пациентам, поэтому важно определить эффективные методы лечения для людей с инфекционным мононуклеозом (железистой лихорадкой).

Противовирусные средства являются дорогостоящими, могут привести к побочным эффектам и устойчивости к противовирусным средствам. Необходимы хорошие обоснования, что использование противовирусных средств обеспечивает наилучшие исходы. В настоящее время нет согласия относительно эффективности применения противовирусных средств при лечении людей с инфекционным мононуклеозом.

Дата поиска

Апрель 2016 года.

Характеристика исследований

Мы включили семь исследований с участием всего 333 человек; два исследования были проведены в Европе и пять исследований — в США. Три исследования были проведены в больницах, одно исследование было проведено в студенческом медицинском центре, еще одно — в детской клинике, и в двух исследованиях условия проведения были неизвестны. Были изучены три различных противовирусных средства: ацикловир, валацикловир и валомацикловир, а также их режим дозирования, лечение сравнения («фиктивное» лечение или отсутствие лечения), а также период лечения и наблюдения пациентов.

Источники финансирования исследований

В одном из исследований не сообщали об источнике финансирования, но остальные шесть исследований показали наличие некоторой поддержки со стороны индустрии. Никто не заявил о конфликте интересов, но два автора из одного исследования были из фармацевтической компании.

Основные результаты

Мы хотели изучить несколько исходов: время выздоровления; побочные эффекты лечения; длительность лихорадки, боли в горле, увеличения лимфатических узлов, увеличения селезенки и печени; развитие осложнений инфекционного мононуклеоза; время элиминации вируса из горла; связанное со здоровьем качество жизни; пропущенные дни учебы или работы; и экономические исходы.

Мы обнаружили улучшение у участников, которые получали противовирусную терапию, в отношении двух исходов.

Было улучшение в пять дней в отношении времени выздоровления — у людей, которые получали противовирусное лечение, но этот результат был не очень точным, и способ его определения/измерения не был четко определен. Другие исследования показали, что может потребоваться месяц или более для разрешения симптомов, а усталость/утомляемость у приблизительно одного из каждых 10 пациентов может продолжаться спустя шесть месяцев. Это улучшение может иметь ограниченное клиническое значение.

В большинстве исследований, в которых изучали неблагоприятные эффекты, не нашли каких-либо различий между людьми, которые получали противовирусную терапию, и теми, кто ее не получал.

Было улучшение во времени разрешения увеличения лимфатических узлов до девяти дней при использовании противовирусных средств. Однако, в исследованиях, в которых сообщали об этом, измерение лимфатических узлов проводили различными способами, поэтому мы не можем быть уверены в точности этого результата.

Качество доказательств

Качество доказательство было оценено как очень низкое для всех результатов, что означает, что мы не можем знать действительный эффект от использования противовирусных средств при инфекционном мононуклеозе. Необходимы исследования лучшего качества, чтобы мы смогли сделать определенные выводы.

Современные подходы к лечению Эпштейна–Барр-вирусной инфекции у взрослых

Одной из актуальных проблем современной медицины является высокая инфицированность населения одним из представителей оппортунистических возбудителей — вирусом Эпштейна–Барр (ВЭБ).

Одной из актуальных проблем современной медицины является высокая инфицированность населения одним из представителей оппортунистических возбудителей — вирусом Эпштейна–Барр (ВЭБ). Практикующие врачи в своей повседневной практике чаще сталкиваются с клинически манифестными формами первичной Эпштейна–Барр-вирусной инфекции (ЭБВИ) в виде острой, как правило, не верифицированной респираторной инфекцией (более 40% случаев) или инфекционным мононуклеозом (около 18% всех заболеваний) [1, 2]. В большинстве случаев эти заболевания протекают доброкачественно и заканчиваются выздоровлением, но с пожизненной персистенцией ВЭБ в организме переболевшего [1, 3–5].

Однако в 10–25% случаев первичное инфицирование ВЭБ, протекающее бессимптомно, и острая ЭБВИ могут иметь неблагоприятные последствия [6–9] с формированием лимфопролиферативных и онкологических заболеваний, синдрома хронической усталости, ВЭБ-ассоциированного гемофагоцитарного синдрома и др. [7, 9, 11–14].

До настоящего времени нет четких критериев, позволяющих прогнозировать исход первичного инфицирования ВЭБ. Перед врачом, к которому обращается пациент с острой ЭБВИ, всегда встает вопрос: что предпринять в каждом конкретном случае, чтобы максимально снизить риск развития хронической ЭБВИ и ВЭБ-ассоциированных патологических состояний Этот вопрос не праздный, и ответить на него действительно очень трудно, т. к. до сих пор нет четкой патогенетически обоснованной схемы лечения больных, а имеющиеся рекомендации часто противоречат друг другу.

По мнению многих исследователей, лечение ЭБВИ-мононуклеоза (ЭБВИМ) не требует назначения специфической терапии [15–17]. Лечение больных, как правило, проводится в амбулаторных условиях, изоляция пациента не требуется. Показаниями к госпитализации следует считать длительную лихорадку, выраженный синдром тонзиллита и/или синдром ангины, полилимфаденопатию, желтуху, анемию, обструкцию дыхательных путей, боли в животе и развитие осложнений (хирургических, неврологических, гематологических, со стороны сердечно-сосудистой и дыхательной системы, синдром Рейе).

При легком и среднетяжелом течении ЭБВ ИМ больным целесообразно рекомендовать палатный или общий режим с возвращением к обычной деятельности на адекватном для каждого конкретного больного физическом и энергетическом уровне. Проведенное многоцентровое исследование показало, что необоснованно рекомендуемый строгий постельный режим удлиняет период выздоровления и сопровождается длительным астеническим синдромом, требующим нередко медикаментозного лечения [18].

При легком течении ЭБВ ИМ лечение больных ограничивается поддерживающей терапией, включающей адекватную гидратацию, полоскание ротоглотки раствором антисептиков (с добавлением 2% раствора лидокаина (ксилокаина) при выраженном дискомфорте в глотке), нестероидные противовоспалительные препараты, такие как парацетамол (Ацетаминофен, Тайленол). По мнению ряда авторов назначение блокаторов Н2 рецепторов, витаминов, гепатопротекторов и местная обработка миндалин различными антисептиками являются малоэффективными и необоснованными способами лечения [19, 20]. Из экзотических методов лечения следует упомянуть рекомендуемое Ф. Г. Боковым и соавт. (2006) применение мегадоз бифидобактерий при лечении больных острым мононуклеозом [21].

Мнения о целесообразности назначения антибактериальных препаратов при лечении ЭБВИМ весьма противоречивы. По мнению Gershburg E. (2005) тонзиллит при ИМ часто асептический и назначение антибактериальной терапии не оправдано. Также нет смысла в применении антибактериальных средств при катаральной ангине [4]. Показанием для назначения антибактериальных препаратов является присоединение вторичной бактериальной инфекции (развитие у больного лакунарной или некротической ангины, таких осложнений, как пневмония, плеврит и др.), о чем свидетельствуют сохраняющиеся более трех суток выраженные воспалительные изменения показателей крови и фебрильная лихорадка. Выбор препарата зависит от чувствительности микрофлоры на миндалинах больного к антибиотикам и возможных побочных реакций со стороны органов и систем.

По данным H. Fota-Markowcka et al. (2002) у больных чаще выделяют гемофильную палочку, стафилококк и пиогенный стрептококк, реже — грибы рода Candida [22], поэтому следует признать обоснованным назначение этим больным препаратов из группы цефалоспоринов 2–3 поколения, линкосамидов, макролидов и противогрибковых средств (флуконазол) в терапевтических дозах на 5–7 дней (реже — 10 дней) [4]. Некоторые авторы при наличии некротической ангины и гнилостном запахе изо рта, вызванных, вероятно, ассоциированной ан­аэробной флорой, рекомендуют использовать метронидазол по 0,75 г/сут, разделенных на 3 приема, в течение 7–10 дней.

Читать еще:  Можно ли капать в нос Каланхоэ беременным?

Противопоказаны препараты из группы аминопенициллинов (ампициллин, амоксициллин (Флемоксин Солютаб, Хиконцил), амоксициллин с клавуланатом (Амоксиклав, Моксиклав, Аугментин)) из-за возможности развития аллергической реакции в виде экзантемы. Появление сыпи на аминопенициллины не является IgE-зависимой реакцией, поэтому применение блокаторов Н1 гистаминовых рецепторов не имеет ни профилактического, ни лечебного эффекта [19].

По мнению ряда авторов до настоящего времени сохраняется эмпирический подход к назначению глюкокортикостероидов больным с ЭБВИ [23]. Глюкокортикостероиды (преднизолон, преднизон (Делтазон, Метикортен, Оразон, Ликвид Пред), Солу Кортеф (гидрокортизон), дексаметазон) рекомендуются больным с тяжелым течением ЭБВИМ, с обструкцией дыхательных путей, неврологическими и гематологическими осложнениями (тяжелая тромбоцитопения, гемолитическая анемия) [4, 24]. Суточная доза преднизолона составляет 60–80 мг в течение 3–5 дней (реже 7 дней) с последующей быстрой отменой препарата. Одинаковой точки зрения на назначение этим больным глюкокортикостероидов при развитии миокардита, перикардита и поражениях ЦНС нет.

При тяжелом течении ЭБВИМ показана внутривенная дезинтоксикационная терапия, при разрыве селезенки — хирургическое лечение.

Наиболее дискуссионным остается вопрос о назначении противовирусной терапии больным с ЭБВИ. В настоящее время известен большой перечень препаратов, являющихся ингибиторами ВЭБ репликации в культуре клеток [4, 25–27].

По данным E. Gershburg, J. S. Pagano (2005) все современные «кандидаты» для лечения ЭБВИ могут быть разделены на две группы:

I. Подавляющие активность ДНК-полимеразы ВЭБ:

  1. ациклические аналоги нуклеозидов (ацикловир, ганцикловир, пенцикловир, валацикловир, валганцикловир, фамцикловир);
  2. ациклические аналоги нуклеотидов (цидофовир, адефовир);
  3. аналоги пирофосфатов (Фоскарнет (фоскавир), фосфоноацетиловая кислота);
  4. 4 оксо-дигидрохинолины (возможно).

II. Различные соединения, не инги­би­рую­щие вирусной ДНК-полимеразы (механизм изучается): марибавир, бета-L-5 урацил йододиоксолан, индолокарбазол.

Однако проведенный метаанализ пяти рандомизированных контролируемых испытаний с участием 339 больных ЭБВИМ, принимавших ацикловир (Зовиракс), показал неэффективность препарата [28, 29].

Одна из возможных причин кроется в цикле развития ВЭБ, в котором ДНК вируса имеет линейную либо циркулярную (эписома) структуру и размножается в ядре клетки хозяина. Активная репликация вируса происходит при продуктивной (литической) стадии инфекционного процесса (ДНК ВЭБ линейной формы). При острой ЭБВИ и активации хронической ЭБВИ происходит цитолитический цикл развития вируса, при котором он запускает экспрессию собственных ранних антигенов и активирует некоторые гены клеток макроорганизма, продукты которых участвуют в репликации ВЭБ. При латентной ЭБВИ ДНК вируса имеет вид эписомы (круговой суперспиральный геном), находящейся в ядре. Циркулярный геном ДНК ВЭБ характерен для CD21+ лимфоцитов, в которых даже при первичном инфицировании вирусом практически не наблюдается литической стадии инфекционного процесса, а ДНК воспроизводится в виде эписомы синхронно с клеточным делением инфицированных клеток. Гибель пораженных ВЭБ В лимфоцитов связана не с опосредованным вирусом цитолизом, а с действием цитотоксических лимфоцитов [4].

При назначении противовирусных препаратов при ЭБВИ врач должен помнить, что их клиническая эффективность зависит от правильной трактовки клинических проявлений болезни, стадии инфекционного процесса и цикла развития вируса на этой стадии. Однако не менее важным является и тот факт, что большинство симптомов ЭБВИ связаны не с прямым цитопатическим действием вируса в инфицированных тканях, а с опосредованным иммунопатологическим ответом ВЭБ-инфицированных В лимфоцитов, циркулирующих в крови и находящихся в клетках пораженных органов. Именно поэтому аналоги нуклеозидов (ацикловир, ганцикловир и др.) и ингибиторы полимеразы (Фоскарнет), подавляющие репликацию ВЭБ и уменьшающие содержание вируса в слюне (но не санирующие ее полностью [4], не оказывают клинического эффекта на тяжесть и продолжительность симптомов ЭБВИМ.

Показаниями для лечения ЭБВИМ противовирусными препаратами являются: тяжелое, осложненное течение болезни, необходимость профилактики ВЭБ-ассоциированной В-клеточной лимфо­пролиферации у иммунокомпромети­рованных пациентов, ВЭБ-ассоциированная лейкоплакия. Bannett N. J., Domachowske J. (2010) рекомендуют применять ацикловир (Зовиракс) внутрь в дозе 800 мг внутрь 5 раз в сутки в течение 10 дней (или 10 мг/кг каждые 8 часов в течение 7–10 дней). При поражениях нервной системы предпочтителен внутривенный способ введения препарата в дозе 30 мг/кг/сут 3 раза в сутки в течение 7–10 дней.

По мнению E. Gershburg, J. S. Pagano (2005), если под действием каких-либо факторов (например, иммуномодуляторов, при ВЭБ-ассоциированных злокачественных опухолях — применение лучевой терапии, гемцитабина, доксорубицина, аргинина бутирата и др.) удается перевести ДНК ВЭБ из эписомы в активную репликативную форму, т. е. активировать литический цикл вируса, то в этом случае можно ожидать клинический эффект от противовирусной терапии.

В комплексной терапии рекомендуется внутривенное введение иммуноглобулинов (Гаммар-П, Полигам, Сандоглобулин, Альфаглобин и др.) 400 мг/кг/сут, № 4–5.

В последние годы все чаще для лечения ЭБВИ стали применять рекомбинантные альфа-интерфероны (Интрон А, Роферон-А, Реаферон-ЕС) по 1 млн ME в/м в течение 5–7 дней или через день; при хронической активной ЭБВИ — 3 млн ME в/м 3 раза в неделю, курс 12–36 недель.

В качестве индуктора интерферона при тяжелом течении ЭБВИ рекомендуется использовать Циклоферон по 250 мг (12,5% 2,0 мл) в/м, 1 раз в сутки, № 10 (первые двое суток ежедневно, затем через день) или по схеме: 250 мг/сут, в/м на 1-й, 2-й, 4-й, 6-й, 8-й, 11-й, 14-й, 17-й, 20-й, 23-й, 26-й и 29-й день в сочетании с этиотропной терапией. Перорально Циклоферон назначается по 0,6 г/сут, курсовая доза (6–12 г, т. е. 20–40 таблеток).

Медикаментозная коррекция астенического синдрома при хронической ЭБВИ включает назначение адаптогенов, высоких доз витаминов группы В, ноотропных препаратов, антидепрессантов, психостимуляторов, препаратов с прохолинергическим механизмом действия и корректоров клеточного метаболизма [30–32].

Залогом успешного лечения больного с ЭБВИ являются комплексная терапия и строго индивидуальная тактика ведения как в стационаре, так и во время диспансерного наблюдения.

Принципы терапии хронической Эпштейна–Барр вирусной инфекции и ассоциированных заболеваний

Вирус Эпштейна–Барр, относящийся к герпесвирусам, в ряде случаев при первичном инфицировании вызывает инфекционный мононуклеоз; после выздоровления вирус пожизненно персистирует в организме. Сохранение клинической симптоматики и вирусной нагрузки у пациента спустя 6 мес после перенесенного инфекционного мононуклеоза свидетельствуют о формировании хронической активной Эпштейна–Барр вирусной инфекции. С активацией персистирующего вируса Эпштейна–Барр также ассоциированы гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз, посттрансплантационное лимфопролиферативное заболевание и синдром хронической усталости, который имеет полиэтиологическую природу. Большинство из этих заболеваний развиваются чаще у детей в связи с их физиологическим иммунодефицитом и сопровождаются высокой летальностью – до 50%. В патогенезе заболеваний помимо самого вируса играют большую, а иногда ведущую роль иммунные механизмы. В представленной работе мы резюмировали все существующие в настоящее время подходы к терапии хронических заболеваний, ассоциированных с вирусом Эпштейна–Барр, и на примере множества опубликованных исследований проанализировали эффективность этих подходов. Для лечения таких заболеваний используются этиотропные противовирусные препараты – аналоги нуклеозидов, неспецифическая иммунотерапия, таргетная терапия препаратами моноклональных антител, иммунная клеточная CD8+-терапия. При неэффективности перечисленных методов альтернативой остается трансплантация костного мозга. В работе отмечены перспективные направления для разработки новых подходов к лечению заболеваний, ассоциированных с вирусом Эпштейна–Барр.

Ключевые слова

Об авторах

Якушина Софья Александровна – аспирант.

123098 Москва, ул. Гамалеи, д. 18.

Кистенева Лидия Борисовна – д.м.н., зав. лабораторией хронических вирусных инфекций.

123098 Москва, ул. Гамалеи, д. 18.

Чешик Святослав Георгиевич – проф. д.м.н., вед. науч. сотр. лаборатории хронических вирусных инфекций.

123098 Москва, ул. Гамалеи, д. 18.

Список литературы

1. Cohen J.I. Epstein-Barr virus infection. N Engl J Med 2000; 343: 481–492. DOI: 10.1056/NEJM200008173430707.

2. Феклисова Л.В., Савицкая Н.А., Каражас Н.В., Бошьян Р.Е. Клинико-лабораторная оценка обнаружения маркеров оппортунистических инфекций у детей, больных ОРЗ с обструкцией дыхательных путей. Детские инфекции 2008; 7(4): 13–17.

3. Гончарова Е.В., Сенюта Н.Б., Смирнова К.В., Щербак Л.Н., Гурцевич В.Э. Вирус Эпштейна–Барр (ВЭБ) в России: инфицированность населения и анализ вариантов гена LMP1 у больных ВЭБ-ассоциированными патологиями и здоровых лиц. Вопросы вирусологии 2015; 60(2): 11–17.

Читать еще:  Как применять «Йодинол»?

4. Holmes R.D., Sokol R.J. Epstein–Barr virus and post-transplant lymphoproliferative disease. Pediatr Transplant 2002; 6: 456–464. DOI: 10.1034/j.1399-3046.2002.02043.x

5. Price A.M., Dai J., Bazot Q., Patel L., Nikitin P.A., Djavadian R. et al. Epstein–Barr virus ensures B cell survival by uniquely modulating apoptosis at early and late times after infection. Elife 2017; 6: e22509. DOI: 10.7554/eLife.22509

6. Coleman C.B., Wohlford E.M., Smith N.A., King C.A., Ritchie J.A., Baresel P.C. et al. Epstein–Barr virus type 2 latently infects T cells, inducing an atypical activation characterized by expression of lymphocytic cytokines. J Virol 2015 89(4): 2301–2312. DOI: 10.1128/JVI.03001-14

7. Rickinson A. B., Kieff E. Epstein–Barr virus. In: D.M. Knipe, P.M. Howley (eds). Fields virology. Lippincott Williams & Wilkins, Philadelphia, PA, 2007; 2655–2700.

8. Maruo S., Yang L., Takada K. Roles of Epstein–Barr virus glycoproteins gp350 and gp25 in the infection of human epithelial cells. J Gen Virol 2001; 82(Pt 10): 2373–2383. DOI: 10.1099/0022-1317-82-10-2373.

9. Odumade O.A., Hogquist K.A., Balfour H.H. Progress and problems in understanding and managing primary Epstein–Barr virus infections. ClinMicrobiol Rev 2011; 24(1): 193–209. DOI: 10.1128/CMR.00044-10.

10. Kimura H., Cohen J.I. Chronic Active Epstein–Barr Virus Disease. Front Immunol 2017; 8: 1867. DOI: 10.3389/fimmu.2017.01867

11. Cohen J.I. Optimal treatment for chronic active Epstein–Barr virus disease. Pediatr Transplant 2009; 13(4): 393–396. DOI: 10.1111/j.1399-3046.2008.01095.x

12. Якушина С.А., Кистенева Л.Б. Влияние персистенции вируса Эпштейна–Барр на развитие иммуноопосредованных соматических заболеваний. Российский вестник перинатологии и педиатрии 2018; 63(1): 22–27. DOI: 10.21508/1027–4065–2018–63–1–22–27.

13. Goudarzipour K., Kajiyazdi M., Mahdaviyani A. Epstein–Barr virus-induced hemophagocytic lymphohistiocytosis. Int J Hematol Oncol Stem Cell Res 2013; 7(1): 42–45.

14. Loebel M., Eckey M., Sotzny F., Hahn E., Bauer S., Grabowski P. et al. Serological profiling of the EBV immune response in Chronic Fatigue Syndrome using a peptide microarray. PLoS One 2017; 12(6): e0179124. DOI: 10.1371/journal.pone.0179124

15. Rose C., Green M., Webber S., Kingsley L., Day R., Watkins S. et al. Detection of Epstein–Barr Virus Genomes in Peripheral Blood B Cells from Solid-Organ Transplant Recipients by Fluorescence In Situ Hybridization. J Clin Microbiol 2002; 40(7): 2533–2544. DOI: 10.1128/JCM.40.7.2533-2544.2002

16. Mancao C., Hammerschmidt W. Epstein–Barr virus latent membrane protein 2A is a B-cell receptor mimic and essential for B-cell survival. Blood 2007; 110(10): 3715–3721. DOI: 10.1182/blood-2007-05-090142

17. Gershburg E., Pagano J.S. Epstein–Barr virus infections: prospects for treatment. J Antimicrob Chemother 2005; 56(2): 277–281. DOI: 10.1093/jac/dki240

18. Pagano J.S., Whitehurst C.B., Andrei G. Antiviral Drugs for EBV. Cancers 2018; 10(6): 197. DOI: 10.3390/cancers10060197

19. Moniri A., Tabarsi P., Marjani M., Doosti Z. Acute Epstein–Barr virus hepatitis without mononucleosis syndrome: a case report. Gastroenterol Hepatol Bed Bench 2017; 10(2): 147–149. DOI: 10.22037/ghfbb.v0i0.930

20. Rafailidis P.I., Mavros M.N., Kapaskelis A., Falagas M.E. Antiviral treatment for severe EBV infections in apparently immunocompetent patients. J Clin Virol 2010; 49(3): 151–157. DOI: 10.1016/j.jcv.2010.07.008

21. Hocker B., Bohm S., Fickenscher H., Kusters U., Schnitzler P., Pohl M. et al. (Val-) Ganciclovir prophylaxis reduces Epstein–Barr virus primary infection in pediatric renal transplantation. Transplant International 2012; 25: 723–731. DOI: 10.1111/j.1432-2277.2012.01485.x

22. Coen N., Singh U., Vuyyuru V., Van den Oord J.J., Balzarini J., Duraffour S. et al. Activity and mechanism of action of HDVD, a novel pyrimidine nucleoside derivative with high levels of selectivity and potency against gammaherpesviruses. J Virol 2013; 87(7): 3839–3851. DOI: 10.1128/JVI.03338-12

23. Whitehurst C.B., Sanders M.K., Law M., Wang F.-Z., Xiong J., Dittmer D.P. et al. Maribavir inhibits Epstein–Barr virus transcription through the EBV protein kinase. J Virol 2013; 87(9): 5311–5315. DOI: 10.1128/JVI.03505-12

24. Coen N., Duraffour S., Topalis D., Snoeck R., Andrei G. Spectrum of activity and mechanisms of resistance of various nucleoside derivatives against gammaherpesviruses. Antimicrobal Agents and Chemotherapy 2014; 58(12): 7312–7323. DOI: 10.1128/AAC.03957-14

25. Walling D.M., Flaitz C.M., Nichols C.M. 2003. Epstein–Barr virus replication in oral hairy leukoplakia: response, persistence, and resistance to treatment with valacyclovir. JID 2003; 188: 883–890. DOI: 10.1086/378072

26. Katano H., Ali M.A., Patera A.C., Catalfamo M., Straus S.E., Cohen J.I. et al. Chronic active Epstein–Barr virus infection associated with mutations in perforin that impair its maturation. Blood 2004; 103(4): 1244–1252. DOI: 10.1182/blood-2003-06-2171

27. Ito Y., Shibata-Watanabe Y., Ushijima Y., Kawada J., Nishiyama Y., Kojima S., Kimura H. Oligonucleotide microarray analysis of gene expression profiles followed by real-time reverse-transcriptase polymerase chain reaction assay in chronic active Epstein–Barr virus infection. JID 2008; 197(5): 663–666. DOI: 10.1086/527330

28. Sakai Y., Ohga S., Tonegawa Y., Takada H., Nakao F., Nakayama H. et al. Interferon-alpha therapy for chronic active Epstein–Barr virus infection: potential effect on the development of T-lymphoproliferative disease. J Pediatr Hematol Oncol 1998; 20(4): 342–346.

29. Kimura H., Cohen J.I. Chronic Active Epstein–Barr Virus Disease. Front Immunol 2017; 8: 1867. DOI: 10.3389/fimmu.2017.01867

30. Малашенкова И.К., Дидковский Н.А., Сарсания Ж.Ш., Жарова М.А., Литвиненко Е.Н., Щепеткова И.Н. и др. Клинические формы хронической Эпштейна–Барр вирусной инфекции: вопросы диагностики и лечения. Лечащий врач 2003; 11–19.

31. Roliński J., Grywalska E., Pyzik A., Dzik M., Opoka-Viniarska V., Surdacka A. et al. Interferon alpha as antiviral therapy in chronic active Epstein–Barr virus disease with interstitial pneumonia – case report. BMC Infect Dis 2018; 18(1): 190. DOI: 10.1186/s12879-018-3097-6

32. Imashuku S., Hibi S., Ohara T., Iwai A., Sako M., Kato M. et al. Effective control of Epstein–Barr virus-related hemo phagocytic lymphohistiocytosis with immunochemotherapy. Histiocyte Society Blood 1999; 93: 1869–1874.

33. Cohen J.I., Jaffe E.S., Dale J.K., Pittaluga S.P., Heslop H.E., Straus S.E. et al. Characterization and treatment of chronic active Epstein–Barr virus disease: a 28-year experience in the United States. Blood 2011; 117(22): 5835–5849. DOI: 10.1182/blood-2010-11-316745

34. Du F.H., Mills E.A., Mao-Draayer Y. Next-generation anti-CD20 monoclonal antibodies in autoimmune disease treatment. Autoimmunity Highlights 2017; 8(1): 12. DOI: 10.1007/s13317-017-0100-y

35. Milone M.C., Tsai D.E., Hodinka R.L., Silverman L.B., Malbran A., Wasik M.A. et al. Treatment of primary Epstein–Barr virus infection in patients with X-linked lymphoproliferative disease using B-cell-directed therapy. Blood 2005; 105(3): 994–996. DOI: 10.1182/blood-2004-07-2965

36. Xu L.P., Liu D.H., Liu K.Y., Zhang C.L., Wang F.R., Wang J.Z. et al. The efficacy and safety of rituximab in treatment of EpsteinBarr virus disease post allogeneic hematopoietic stem-cell transplantation. Zhonghua Nei Ke Za Zhi 2012; 51(12): 966–970.

37. Burns D.M., Rana S., Martin E., Nagra S., Ward J., Osman H. et al. Greatly reduced risk of EBV reactivation in rituximabexperienced recipients of alemtuzumab-conditioned allogeneic HSCT. Bone Marrow Transplantation 2016; 51(6): 825–832. DOI: 10.1038/bmt.2016.19

38. Dotti G., Gottschalk S., Savoldo B., Brenner M.K. Design and development of therapies using chimeric antigen receptor-expressing T cells. Immunol Rev 2014; 257(1): 107–126. DOI: 10.1111/imr.12131

39. DiGiusto D., Cooper L. Preparing clinical grade Ag-specific Tcells for adoptive immunotherapy trials. Cytotherapy 2007; 9(7): 613–629. DOI: 10.1080/14653240701650320

Читать еще:  Как делать ингаляции с «Ротоканом»

40. Huang J., Fogg M., Wirth L.J., Daley H. Ritz J., Posner M.R. et al. Epstein–Barr virus-specific adoptive immunotherapy for recurrent, metastatic nasopharyngeal carcinoma. Cancer 2017; 123(14): 2642–2650. DOI: 10.1002/cncr.30541

41. Savoldo B., Huls M.H., Liu Z., Okamura T., Volk H.D., Reinke P. et al. Autologous Epstein–Barr virus (EBV)-specific cytotoxic T cells for the treatment of persistent active EBV infection. Blood 2002; 100(12): 4059–4066. DOI: 10.1182/blood-2002-01-0039

42. Doubrovina E., Oflaz-Sozmen B., Prockop S.E., Kernan N.A., Abramson S., Teruya-Fildstein J. et al. Adoptive immunotherapy with unselected or EBV-specific T cells for biopsy-proven EBV+ lymphomas after allogeneic hematopoietic cell transplantation. Blood 2012; 119(11): 2644–2656. DOI: 10.1182/blood-2011-08-371971

43. Nijland M.L., Kersten M.J., Pals S.T., Bemelman F.J., Ten Berge I.J. Epstein–Barr Virus-Positive PosttransplantLymphoproliferative Disease After Solid Organ Transplantation: Pathogenesis, Clinical Manifestations, Diagnosis, and Management. Transplantation Direct 2015; 2(1): e48. DOI: 10.1097/TXD.0000000000000557

44. Papadopoulou A., Gerdemann U., Katari U.L., Tzannou I., Liu H., Martinez C. et al. Activity of broad-spectrum T cells as treatment for AdV, EBV, CMV, BKV, and HHV6 infections after HSCT. Science Translational Medicine 2014; 6(242): 242ra83. DOI: 10.1126/scitranslmed.3008825

45. Naik S., Nicholas S.K., Martinez C.A., Leen A.M., Hanley P.J., Gottschalk S.M. et al. Adoptive immunotherapy for primary immunodeficiency disorders with virus-specific T lymphocytes. J Allergy Clin Immunol 2016; 137(5): 1498–1505.e1. DOI: 10.1016/j.jaci.2015.12.1311

46. Heslop H.E., Slobod K.S., Pule M.A., Hale J.A., Rousseau A., Smith C.A. et al. Long-term outcome of EBV-specific T-cell infusions to prevent or treat EBV-related lymphoproliferative disease in transplant recipients. Blood 2010; 115(5): 925–935. DOI: 10.1182/blood-2009-08-239186

47. McLaughlin L.P., Bollard C.M., Keller M.D. Adoptive T Cell Therapy for Epstein–Barr Virus Complications in Patients With Primary Immunodeficiency Disorders. Front Immunol 2018; 9: 556. DOI: 10.3389/fimmu.2018.00556

48. Gotoh K., Ito Y., Shibata-Watanabe Y., Kawada J., Takahashi Y., Yagasaki H. et al. Clinical and virological characteristics of 15 patients with chronic active Epstein–Barr virus infection treated with hematopoietic stem cell transplantation. Clin Infect Dis 2008; 46(10): 1525–1534. DOI: 10.1086/587671

49. Afessa B., Peters S.G. Major complications following hematopoietic stem cell transplantation. Semin Respir Crit Care Med 2006; 27(3): 297–309. DOI: 10.1055/s-2006-945530

Для цитирования:

Якушина С.А., Кистенева Л.Б., Чешик С.Г. Принципы терапии хронической Эпштейна–Барр вирусной инфекции и ассоциированных заболеваний. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2019;64(2):38-46. https://doi.org/10.21508/1027-4065-2019-64-2-38-46

For citation:

Yakushyna S.A., Kisteneva L.B., Cheshyk S.G. Principles of the treatment of chronic Epstein–Barr virus infection and associated diseases. Rossiyskiy Vestnik Perinatologii i Pediatrii (Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics). 2019;64(2):38-46. (In Russ.) https://doi.org/10.21508/1027-4065-2019-64-2-38-46

alt=»Creative Commons License» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Вирус Эпштейн-Барр

Mask_Group (2).png

Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) известен также как герпес-вирус 4 типа. Это один из наиболее часто встречающихся вирусов человека. В тот или иной период жизни большинство людей инфицируются вирусом Эпштейна-Барр.

ВЭБ распространяется через различные жидкости организма, в первую очередь, через слюну.

Как происходит заражение?

Заражение может произойти в следующих ситуациях:

· При употреблении пищи и напитков из одной посуды;

· При использовании общих зубных щеток;

· При контакте с игрушками, на которые попала детская слюна;

· Через кровь и сперму при сексуальных контактах;

· При переливаниях крови и трансплантации органов.

При первом заражении вирусом Эпштейна-Барр (первичной ВЭБ-инфекции) человек может выделять вирус во внешнюю среду в течение нескольких недель даже до развития симптомов.

С того момента, как произошло заражение, вирус остается в организме, но переходит в латентную (неактивную форму заболевания). Периодически, вирус может возобновлять размножение. В этом случае он обнаруживается в слюне, и может инфицировать окружающих, вне зависимости от того, сколько времени прошло с первичного заражения. При этом сам человек, являющийся источником инфекции, как правило, не имеет никаких симптомов заболевания.

Многие люди заражаются вирусом Эпштейна-Барр в детстве. Эта инфекция у детей обычно не вызывает никаких симптомов, или ее симптомы неотличимы от других ОРЗ. Выраженные проявления наиболее часто возникают при первичном заражении подростков и взрослых и манифестируют в форме инфекционного мононуклеоза.

> Вирус остается жизнеспособным на окружающих объектах по крайней мере пока объект остается влажным.

Инкубационный период

Инкубационный период (время от контакта с источником инфекции до развития симптомов) при инфекционном мононуклеозе составляет от 2 дней до 2 месяцев. Обычно этот период длится 5-20 дней. К симптомам инфекционного мононуклеоза относятся:

· Боли и налеты в ротоглотке;

· Увеличенные лимфатические узлы шеи;

· Увеличение печени и селезенки сыпь.

Как правило, симптомы регрессируют через 2-4 недели. Однако некоторые пациенты могут ощущать слабость в течение нескольких недель и даже месяцев.

После инфицирования ВЭБ, инфекция приобретает латентное (неактивное) течение. В некоторых случаях вирус может реактивироваться, то есть вновь начать размножаться. Повторная реактивация, как правило, не приводит к появлению симптомов. Наиболее вероятно наличие жалоб и проявлений при возобновлении размножения вируса у пациентов с ослабленной иммунной системой, например, у пациентов с ВИЧ-инфекцией активная Эпштейна-Барр вирусная может вызывать развитие волосатой лейкоплакии языка. Это заболевание проявляется наличием складчатых налетов с нитевидными выростами на слизистой языка, которые не снимаются при помощи шпателя или зубной щетки.

Хроническая инфекции

При хронической инфекции (постоянном длительном размножении вируса в организме) доказана взаимосвязь ВЭБ и развития некоторых опухолевых заболеваний (например, лимфогранулематоза и лимфомы Беркитта). Однако у пациентов без выраженного иммунодефицита, Эпштейна-Барр вирусная инфекция крайне редко протекает в хронической форме. Не стоит думать, что у любого пациента со слабостью и антителами к ВЭБ при отсутствии других симптомов имеет место хроническая Эпштейн-Барр вирусная инфекция.

Как понять, есть ли у вас ВЭБ?

Установить диагноз ВЭБ-инфекции может быть затруднительно, так как симптомы очень схожи с другими респираторными инфекциями. Ситуация упрощается, если заболевание протекает по типу инфекционного мононуклеоза. В этом случае диагноз может быть поставлен на основании проявлений, а также наличия специфических изменений в общем анализе крови (присутствия атипичных мононуклеаров). Инфекция также может быть подтверждена при помощи исследования крови на антитела к различным компонентами вируса. Около 9 из 10 взрослых имеют антитела к вирусу Эпштейна-Барр, которые свидетельствуют о наличии текущей или перенесенной инфекции.

К сожалению, защитить себя от инфицирования вирусом Эпштейна-Барр довольно сложно. Вакцина против этой инфекции пока не разработана. Можно снизить риск, если не целоваться, не употреблять пищу и напитки из одной посуды, не использовать общие зубные щетки с людьми, которые имеют ВЭБ-инфекцию.

Как избавиться от инфекции?

Специфического противовирусного лечения данной инфекции также не существует. Лечение антибиотиками, как и при других вирусных инфекциях, нецелесообразно. Однако в некоторых случаях инфекционист может их назначить (при наличии признаков присоединения бактериальной инфекции на фоне острого течения Эпштейн-Барр вирусной инфекции).

В случае острого течения болезни показано симптоматическое лечение. Оно включает в себя употребление достаточного количества жидкости, соблюдение щадящего режима (отсутствие избыточных физических и умственных нагрузок), применение жаропонижающих и обезболивающих средств, а также местных препаратов (спреев, пастилок при боли в горле) в случае необходимости.

Медицинский редактор: руководитель Университетской клиники, к.м.н., врач-инфекционист Коннов Данила Сергеевич

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector