Aptekamy.ru

Аптека-Ми
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Разнообразие подходов при лечении хронического полипозного риносинусита

Разнообразие подходов при лечении хронического полипозного риносинусита

Хронический полипозный риносинусит — одна из наиболее актуальных проблем современной оториноларингологии. Носовые полипы известны человечеству с глубокой древности. Однако по сей день процессы полипообразования остаются недостаточно изученными, а полипозные риносинуситы — широко распространенными. Достойным упоминания является и тот факт, что на данный момент во всем мире не существует единых стандартов лечения пациентов с данной патологией. Из большого количества предложенных вариантов консервативного и хирургического лечения многие имеют ограничения в использовании, как медицинские, так и экономические. Даже в пределах нашей страны в разных регионах и разных лечебных учреждениях больные полипозным риносинуситом могут лечиться различными способами. В данной обзорной работе собраны сведения об эволюции представлений о лечении полипозного процесса в полости носа, рассмотрены различные современные подходы к решению терапевтических и хирургических задач лечения, а также намечены предпосылки к созданию новых технологий.

Ключевые слова: хронический полипозный риносинусит, полипы, хирургическое лечение, консервативная терапия.

Для цитирования: Каляпин Д.Д. Разнообразие подходов при лечении хронического полипозного риносинусита. РМЖ. 2018;3 (II):67-70.

A variety of approaches to the treatment of chronic rhinosinusitis polyposa
Kalyapin D.D.

St. Petersburg scientific research Institute of Ear, Nose, Throat and Speech

Chronic rhinosinusitis polyposa is one of the most urgent problems in modern otorhinolaryngology. Nasal polyps are known since ancient times. However, the processes of polypogenesis haven’t been sufficiently studied untill now, and the problem of rhinosinusitis polyposa is still widespread. It is worth mentioning, that at the moment there are no uniform worldwide standards for treating patients with this pathology. Most of options proposed for conservative and surgical treatment have limitations in use, both medical and economic. Even in different regions and different medical institutions of our country patients with nasal polyps can be treated in various ways. In this review, we collect data about the evolution of the medical knowledge in the treatment of the polypous process in the nasal cavity, consider various modern approaches to the solution of therapeutic and surgical tasks in the treatment, as well as the prerequisites for the creation of new technologies.

Key words: chronic rhinosinusitis polyposa, polyps, surgical treatment, conservative therapy.
For citation: Kalyapin D.D. A variety of approaches to the treatment of chronic rhinosinusitis polyposa // RMJ. 2018.
№ 3(II). P. 67–70.

В обзорной статье представлены сведения об эволюции представлений о лечении полипозного риносинусита, рассмотрены различные современные подходы к решению терапевтических и хирургических задач лечения.

Разнообразие подходов при лечении хронического полипозного риносинуситаНа данный момент статистика заболеваемости хроническим полипозным риносинуситом (ХПРС) позволяет рассматривать данную патологию как одну из наиболее актуальных в современной мировой оториноларингологии [1]. Однако в мире не существует общепризнанного стандарта лечения данного заболевания. Из большого числа существующих подходов к лечению ХПРС многие не могут быть по тем или иным причинам интегрированы в реальную практику. В РФ в различных лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) пациентам с ХПРС оказывается разный объем медицинской помощи в зависимости от финансовых возможностей и квалификации врачей.
Лечение ХПРС осуществляется консервативными и инвазивными методами. Наиболее древние способы, которые применялись еще в античный период истории человечества, были высокоагрессивными [1]. С тех пор лечение продвинулось далеко по пути уменьшения инвазивности и применения лекарственной терапии [2]. На современном этапе многие научные работы рассматривают оперативное лечение и лекарственную терапию с помощью интраназальных глюкокортикостероидов (ГКС) как равноправные, а также рекомендуют использовать их как взаимодополняющие методы [1–5].

Оперативные подходы

Таблица 1. Сравнительная характеристика послеоперационных осложнений после эндоскопических и радикальных операций на пазухах носа

Наиболее старым способом, который остается актуальным и сегодня во многих ЛПУ, является петлевая полипотомия, которая может быть дополнена вскрытием околоносовых пазух (ОНП). Технический аспект этого вмешательства подразумевает удаление полипов холодным инструментом, эвакуацию патологического содержимого ОНП и местное лечение. Данная процедура исполняется при прямом визуальном контроле лечащего врача. Она эффективно устраняет полипозные вегетации, но не лишена значительных недостатков [4, 6–8]. К ним можно отнести неполное удаление полипозной ткани и травматичность, которая требует послеоперационной реабилитации даже при выполнении операции под местной анестезией. В течение восстановительного периода у пациента может развиться выраженный хронический болевой синдром, требующий применения нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), а также имеется риск осложнений (кровотечение, гнойно-септическая инфекция, избыточное рубцевание) (табл. 1). Более того, хирургическое лечение при отсутствии поддерживающей гормональной терапии не справляется с задачей обеспечить длительную ремиссию, что обрекает пациента на повторное оперативное лечение. Вскрытие ОНП приводит к выраженному снижению дренажной функции пазух за счет реактивных морфологических изменений. Такой подход целесообразен при отсутствии в ЛПУ эндовидеоскопического оборудования и квалифицированных специалистов. В этих случаях поддерживающая консервативная терапия (ГКС, антибактериальные препараты, НПВП и др.) [8] увеличит эффективность лечения, уменьшит вероятность осложнений, максимально отдалит наступление рецидива, повысит комплаентность.

В конце прошлого века в хирургическую практику вошел инструментальный комплекс нового поколения, который произвел революцию в ринохирургии. Выдающиеся достижения в сфере оптической и оптоволоконной физики конвертировались в создание функциональной эндоскопической ринохирургии (FESS — Functional Endoscopic Sinus Surgery). Этот подход быстро стал очень популярным у ЛОР-специалистов и нашел применение при многих заболеваниях в ринологии, в т. ч. при ХПРС. В дальнейшем эндовидеоскопическое сопровождение позволило перейти к хирургии эндоназальных доступов с последующим применением усиленных инструментов, в частности микродебридорных технологий при лечении полипов [9]. Метод быстро заслужил доверие у ЛОР-сообщества в силу его значимых преимуществ [1, 4, 10]. Низкая травматичность сократила частоту осложнений, продолжительность восстановительного периода, уменьшила степень повреждения естественных структур (табл. 1). К тому же некоторые диагностические и лечебные процедуры стали возможны для реализации в амбулаторных условиях [2]. Немаловажное значение имеет улучшенная визуализация анатомических структур.
Новое поколение инструментов вместе с улучшенными возможностями для визуального контроля помогли сократить число технических ошибок при выполнении вмешательства и улучшить его качество [8–10]. Во многом из-за этого последние европейские рекомендации по лечению ХПРС EPOS 2012 позиционируют эндоскопическую хирургию FESS в качестве эталонного метода оперативного лечения. Более того, на этот метод некоторые специалисты возлагают определенные надежды как на шанс второго рождения метода пересечения видиева нерва, который предлагали Голдинг и Вуд еще в 1960-е годы [1]. Считается, что эту возможность можно будет технически реализовать с помощью доступа к видиеву нерву через заднюю стенку верхнечелюстной пазухи.
Необходимо упомянуть о лазерных технологиях, нашедших применение в лечении ХПРС. Однако в научных работах последнего времени показано, что применение лазера не имеет значимых преимуществ перед FESS. Поэтому на сегодняшний день наиболее адекватная и обоснованная ниша для лазерных технологий — это паллиативная терапия пациентов со специфической сопутствующей соматической патологией, нарушением гемостаза [1].
В 2004 г. американскими специалистами был предложен новый метод лечения хронических синуситов — баллонная синусопластика. Так же как и при баллонной ангиопластике, которая с успехом применяется в современной кардиохирургии, принцип метода заключается в механическом расширении соустья ОНП раздуваемым баллоном. С помощью образовавшегося просвета в пазухе ЛОР-врач получает удобный доступ к ОНП с минимальной травматизацией. Преимущество баллонной синусопластики заключается в почти предельной малоинвазивности и физиологичности [2, 8, 11]. Использование баллонной синусопластики при ХПРС не имеет выраженных особенностей и обусловлено ее общими преимуществами [2].

Консервативная терапия

По причине огромного количества патофизиологических теорий полипообразования к середине прошлого века был опробован широкий спектр лекарственных средств (ЛС) для лечения полипоза. Однако этот ассортимент значительно сократился ввиду практической неэффективности многих препаратов [9]. Наиболее успешной группой ЛС оказались ГКС, которые были предложены эмпирически и первоначально применялись у больных с сопутствующей бронхиальной астмой. Специалисты обнаружили, что употребление системных ГКС, а затем и топических, приводило к выраженной деградации полипообразования [1, 3, 9, 12–14].
Современная наука знает, что фармакодинамика гормональных препаратов оказывает действие на процесс воспаления и, как оказалось, на процесс полипообразования тоже [5, 9]. ГКС уменьшают число мастоцитов и продуцируемых ими провоспалительных цитокинов, иммунных клеток, клеток Лангерганса в структуре слизистой носа. Блокируя каскад арахидоновой кислоты, ГКС подавляют образование простагландинов и лейкотриенов, что способствует уменьшению локального отека слизистой. Более того, гормоны надпочечника ингибируют секрецию желез и снижают чувствительность рецепторов к гистамину [5].
Сегодня считается, что препаратами выбора при лечении ХПРС являются ингаляционные ГКС ввиду их безопасности [8]. Возможность применения системной кортикостероидной терапии пока обсуждается, хотя все чаще появляются успешные схемы лечения ХПРС, включающие системную терапию [8, 12, 13]. В силу указанных обстоятельств наиболее часто используемыми ЛС у данных пациентов стали будесонид, мометазон, беклометазон, флутиказон [8, 9]. Их превосходство заключается в удобном сочетании высокой топической активности и низкой биодоступности, что уменьшает риск системных побочных реакций при сохранении высокой эффективности терапии. Одной из немногих неразрешенных проблем использования ЛС остается способ их доставки в точку приложения с последующим сохранением длительного контакта ЛС со слизистой [14]. Последние работы показали, что после введения ЛС в полость носа с помощью назального спрея благодаря работе мукоцилиарной системы слизистой оболочки полости носа и ОНП топический ГКС постепенно мигрирует в сторону носоглотки и большей частью сглатывается. Лишь 4% введенного препарата остается на слизистой [5]. Поэтому сейчас усилия сосредоточены на создании новых систем доставки ЛС: аэрозолей, эндоназальных имплантатов, спейсеров, помп и пр. (рис. 1) [14]. Другим решением может стать увеличение вязкости раствора ЛС, что значительно уменьшит скорость миграции препарата по эпителию.
Рис. 1. Распределение лекарственного препарата в полости носа при использовании носовых капель (а) и аэрозоля (б) [14]
Еще одним важным аспектом современной терапии ЛОР-органов являются антибиотики и искусственные антибактериальные препараты. Стоит напомнить, что инфекционно-воспалительный процесс часто сопутствует полипообразованию и, возможно, принимает участие в его патогенезе.
Последние европейские рекомендации по лечению ХПРС EPOS 2012 предлагают уменьшить применение антибактериальных и противогрибковых ЛС по причине отсутствия связи между их применением и излечением [8]. Одним из немногих исключений, согласно серии научных работ, стал доксициклин в дозе 100 мг/сут, который показал положительную связь с излечением от полипозного процесса [8] (табл. 2). Исследование всех остальных групп антибактериальных ЛС показало отрицательный результат.
Таблица 2. Сравнительная характеристика послеоперационных осложнений после эндоскопических и радикальных операций на пазухах носа
Данный вывод распространяется и на противогрибковые ЛС. Положительный эффект смог продемонстрировать только флуконазол в виде спрея [8]. Все прочие антимикотики не прошли статистического отбора. Более того, согласно EPOS 2012, от системного применения противогрибковых препаратов следует отказаться. Тем не менее стоит отметить, что антимикробные ЛС используются не только как часть патогенетической терапии полипообразования, но и для борьбы с инфекцией и/или в целях профилактики в послеоперационном периоде [10]. Часто антибиотик используется исходя из общих правил ведения хирургического пациента.
Кроме всего прочего существуют тенденции к расширению спектра ЛС в основном за счет препаратов, нацеленных на молекулярно-иммунологическую составляющую патогенеза, а также на борьбу с локальным отеком слизистой носа. Такими ЛС стали препараты на основе моноклональных антител к иммуноглобулину Е (анти-IgE) и к интерлейкину-5 (анти-ИЛ-5), противогистаминные ЛС и даже диуретики (в частности, фуросемид) в виде назальных спреев [8]. Часть препаратов продемонстрировала хороший результат терапии. Например, из лекарств, подавляющих выработку IgE, хорошо проявил себя омализумаб, из анти-ИЛ-5 — меполизумаб [8]. В последующем выяснилось, что все эти группы были эффективны только у пациентов с сопутствующим аллергологическим анамнезом, бронхиальной астмой. По этой причине на сегодняшний день перечисленные группы ЛС разрешены к ограниченному использованию:
только в случае доказанной гиперсенсибилизации;
только в случае тяжелого течения болезни;
только как один из компонентов общего консервативного лечения и никогда самостоятельно.
Диуретические препараты продемонстрировали очень противоречивые результаты. В связи с этим последние рекомендации не включают их в список рутинного использования, ссылаясь на необходимость дополнительных научных работ по их изучению [8].
Таким образом, многообразие различных подходов к лечению ХПРС свидетельствует о том, что проблема лечения данной патологии не решена по сей день. Технический прогресс и понимание физиологии и морфологии полипов продвинули представления врачей и исследователей далеко вперед, но не решили всех вопросов окончательно. Поэтому задача поиска новых подходов и успешного лечения ХПРС ждет своего решения.
alt=»Лицензия Creative Commons» width=»» />
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Читать еще:  Чем вылечить насморк быстро и эффективно?

Полипозный риносинусит

Полипозный риносинусит – хроническое воспалительное заболевание слизистой оболочки носа и околоносовых пазух, проявляющееся образованием и рецидивирующим ростом полипов – безболезненных доброкачественных новообразований, внешне напоминающих виноградные гроздья.

У мужчин они появляются в 4-5 раз чаще, чем у женщин. А в целом эта проблема касается 1-4 процента населения. Полипозный риносинусит признается одной из наиболее актуальных проблем в современной оториноларингологии.

Доказано, что образование полипов связанно с хроническим воспалением слизистой оболочки носа. Длительный воспалительный процесс подрывает местный иммунитет и защитные силы слизистой оболочки, которая пытается выполнять свои функции за счет увеличения количества клеток, т.е. начинает усиленно разрастаться и утолщаться. Процесс может затрагивать и слизистую оболочку околоносовых пазух. В какой-то момент разросшаяся слизистая выходит из отверстия пазухи в полость носа – это и есть полип.

Причиной появления полипов могут быть:

  • частные простудные и инфекционные заболевания, сопровождающиеся насморком;
  • хронические синуситы;
  • аллергический насморк, вызванный вдыханием домашней и библиотечной пыли, пыльцы растений, спор грибов, шерсти животных и пр.;
  • искривление носовой перегородки с нарушением функции дыхания;
  • наследственная предрасположенность к образованию полипов;
  • индивидуальная непереносимость аспирина и других нестероидных противовоспалительных средств;
  • грибковая инфекция.

На основании эндоскопических исследований полости рта выделяют 4 стадии распространенности полипозного процесса:

1 стадия – стойкий диффузный отек слизистой оболочки в среднем носовом ходе;

II стадия – полипы, не выходящие за границы среднего носового хода;

III стадия – полипы, выходящие за границы среднего носового хода, или полипозные изменения слизистой оболочки на медиальной поверхности средней носовой раковины;

IУ стадия – наличие полипов в общем носовом ходе, исходящих из среднего носового хода, средней носовой раковины, а также слизистой оболочки верхней или нижней раковины и перегородки носа.

СИМПТОМЫ

На первой стадии основным симптомом является небольшая заложенность носа, затрудненное дыхание через нос, которое может носить непостоянный характер.

Вторая стадия характеризуется стойкой заложенностью, практически постоянным затрудненным дыханием через нос, слизистыми выделениями из носа. Может отмечаться снижение обоняния.

Третья, четвертая стадии: выраженный полипозный процесс заставляет человека дышать через рот практически постоянно. Выключенное носовое дыхание приводит к снижению всасывания кислорода в кровь, что в свою очередь может вызвать головную боль и быструю утомляемость. Обоняние отсутствует или резко снижено. Обильное слизистое отделяемое из носа практически постоянно, при обострении – гнойно-слизистые выделения, распирания в области переносицы. Добавляется гнусавость, будто при сильном насморке, что приводит к искажению речи.

На первой, второй стадиях заболевания эффективно медикаментозное, физиотерапевтическое лечение.

Не третьей, четвертой стадиях показано хирургическое лечение.

Противопоказаниями к хирургическому лечению являются острые воспалительные процессы, простудные заболевания, риск возникновения аллергии.

КОНСЕРВАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ

включает устранение факторов, приводящих к росту носовых полипов:

  • исключение контакта с бытовыми, грибковыми и инфекционными агентами;
  • при необходимости исключение приема нестероидных противовоспалительных препаратов;
  • отказ от продуктов питания, содержащих природные салицилаты (высокое содержание: абрикосы, черники, финики, дыня, яблоки, вишня, красный виноград, мандарины, сухофрукты, зеленый перец, оливки, помидоры, редис, шпинат, брокколи, огурцы, фасоль; умеренное количество салицилатов: киви, нектарин, арбуз, сливы, зеленый виноград, манго, маракуйя, спаржа, листовый салат, цветная капуста, лук и свежие грибы; скромные дозы: бананы, груши).
Читать еще:  Через сколько дней проходит насморк?

Из медикаментозных препаратов используют кортикостероидные препараты как местно, так и системно; противогрибковые, антибактериальная терапия макролидами длительно (до 3 месяцев и более) либо цефалоспоринами II-III поколений; антилейкотриеновые; антигистаминные препараты; специфическая иммунотерапия.

ПРОФИЛАКТИКА РЕЦЕДИВОВ

Полипозный риносинусит является хроническим заболеванием. Хирургическое лечение полипов носа не является радикальным – это, к сожалению, только симптоматическое лечение. Для того чтобы период ремиссии был как можно дольше, пациентам необходимо выполнять следующие рекомендации:

Хронический полипозный риносинусит

Несмотря на успехи, достигнутые оториноларингологией в последнее время, по сей день остаются заболевания, представляющие собой нерешенные проблемы. Ярким примером может служить хронический полипозный риносинусит.

Полипозный риносинусит – хроническое заболевание слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух, характеризующееся образованием и рецидивирующим ростом полипов, состоящих из отечной слизистой оболочки носа. Данные о распространенности полипов полости носа у разных авторов разнятся и, вероятно, незначительные официальные значения являются лишь следствием недостаточной осведомленности населения о состоянии своего здоровья, и реальная распространенность двустороннего полипозного риносинусита с учетом доклинических форм значительно выше Источник:
Сложный полипозный риносинусит. Пестова Р.М., Савельева Е.Е., Азнабаева Л.Ф., Дашкин Р.Р. Наука молодых – Eruditio Juvenium, 2019. с. 415-422 .

Полипы носа чаще возникают у мужчин, их частота повышается с возрастом у обоих полов с пиком, приходящимся примерно на 50 лет.

Полипозный риносинусит: симптомы

Главной жалобой и признаком полипозного риносинусита является заложенность носа, которая присутствует всегда, однако ее выраженность может варьировать, в зависимости от степени выраженности полипов в носу. Заложенность носа может также влиять и на голос Источник:
Полипозный риносинусит. Верещагин М.Ю., Минкин А. У. Экология человека, 2012. с. 54-58 .

Многие пациенты также жалуются на водянистые или слизисто-гнойные выделения из носа как симптомы полипов в носу, выделяющиеся как вперед, на корень языка, так и стекающие в глотку.

Жалобы на боли в области лица и головные боли редки, но также встречаются. Частичная или полная потеря обоняния, плюс сопутствующее действие на восприятие вкуса – это характерная черта полипозного риносинусита из-за полипов в пазухе носа.

Полипы в носу: причины, возможные факторы риска

Врачи не могут на сегодняшний день выделить какой-то одной причины развития полипозного риносинусита. Поэтому патологию относят к много факторным. Согласно теории мультифакторности кистозно-полипозные риносинуситы могут провоцироваться сочетанием индивидуальных врожденных и приобретенных факторов. Так, определенную роль в развитии двухстороннего полипозного риносинусита играет наследование атопической аномалии конституции (склонность к аллергии), аномалии развития пазух и носовых раковин в сочетании с влиянием внешних факторов (частые инфекции респираторного тракта, травмы лица, слизистой носа). Среди ключевых причин, которые могут вызывать полипы носа, выделяют:

  • Очаг хронического воспаления – микробного, грибкового или вирусного. Токсины, продукты метаболизма, сами микробы раздражают ткани, поддерживают вялотекущее воспаление и стимуляцию разрастания полипов.
  • При аллергизации организма с реакциями на пыльцу, бронхиальной астмой часто возникает эозинофило-опосредованное воспаление слизистой носа и пазух, что стимулирует рост полипов.
  • Генетические патологии, в частности – синдрома Картагенера, муковисцидоз. При них нарушается отделение железами секрета, он становится вязким, образуются кисты и полипы.
  • Травмы носа и пазух, искривление перегородки, недоразвитие определенных областей носового скелета создают условия для образования полипоза и хронизации воспаления.

Классификация

Для этой патологии характерны различные подходы классификации. Изменения в носу и пазухах можно классифицировать на основе гистологической структуры полипов и конкретной локализации воспаления. Отнесение симптомов полипов в носу к тому или иному типу определяет и лечение. Исходя из морфологических и гистологических особенностей выделено четыре фенотипа полипозного риносинусита.

1.Отечные или аллергические: для них типична гиперплазия в области бокаловидных клеток, утолщена, отечна базальная мембрана. Среди всех клеток явно выражено преобладание эозинофилов. Частота таких полипов – до 80-90%.

2.Фиброзно-воспалительные: выражены изменения, типичные для хронического, вялотекущего воспаления, есть склеротические изменения структуры ткани. Эпителий замещается с поверхностного на плоскоклеточный, преобладают нейтрофильные клетки.

3.Железистые: типично разрастание серозно-слизистых желез, деформирована базальная мембрана, строма отечна.

4.Атипичные полипы: в структуре преобладают клетки с атипией, что требует исключения злокачественного роста. Эти полипы обязательно нужно удалять.

По локализации изменений и расположению полипов, распространению воспаления риносинусит может иметь разные формы – поражает только небольшие участки или всю слизистую тотально. При локальном поражении полипы обычно единичные, при тотальном – множественный полипоз. Поэтому выделяется две формы хронического полипозно-гнойного риносинусита:

  • с образованием множественных мелких или среднего размера полипов в области слизистой, поражением носовых ходов и пазух.
  • с крупными единичными полипами, которые чаще расположены в одной из пазух.

Диагностика и лечение хронического полипозного риносинусита

За последнее десятилетие были проведены многочисленные исследования причин полипозного риносинусита, апробировались новые методы его нехирургического лечения, предпринимались попытки создания международных клинических рекомендаций и стандартов лечения, чтобы понять, как избавиться от полипов в носу Источник:
Острый риносинусит: диагностика и лечение. Дербенева М.Л., Гусева А.Л. Consilium Medicum, 2018. с. 58-60 .

Стало понятно, что проблема полипозного риносинусита должна рассматриваться в первую очередь с терапевтических позиций, а не как заболевание, изначально требующее хирургического вмешательства. К сожалению, существующие в настоящее время средства медикаментозного лечения позволяют лишь приостанавливать рост полипов и удлинять промежутки между рецидивами, но не излечивать само заболевание.

Поэтому хирургическое удаление полипов из полости носа и пазух остается вынужденной, но необходимой мерой в арсенале средств лечения полипозного риносинусита. Следует отметить, что проблема лечения полипозного риносинусита стоит перед врачами уже очень давно: еще Гиппократ писал, что в Древнем Египте лечение полипов носа производилось путем удаления их через нос с помощью петли.

Однако наиболее разумным решением в данной ситуации является детальное обследование больного и медикаментозная коррекция выявленных изменений, а не бездумное удаление полипов, которое чаще всего ведет к их немедленному рецидиву. Поэтому операция при полипозном риносинусите это крайняя мера Источник:
Терапия риносинусита: настоящее и будущее. Шиленкова В. В. Медицинский совет, 2017. с. 96-100 .

Ввиду того, что нет одного заболевания, ответственного за развитие полипоза, то и лечение должно быть направлено в целом на общий воспалительный процесс. Также следует четко осознавать, что полипы – это не новообразования! Полипы являются участками отечной слизистой. Известно, что у большинства пациентов, перенесших неоднократные полипотомии, происходит нарушение обоняния, вплоть до полного отсутствия восприятия запахов. Это связано с тем, что в полипозные массы вовлекается и обонятельный эпителий.

Нокак вылечить полипы в носу? Лечение может быть разделено на первичное (медикаментозное или хирургическое) и вторичное (или поддерживающее) лечение, которое продолжается длительный промежуток времени, возможно, всю жизнь.

Лечебная стратегия должна быть определена индивидуально. Ни один хирургический подход не приводит к полному излечению, и пациенты впоследствии зачастую обращаются за помощью вновь и получают долговременную медикаментозную терапию.

В «СМ-Клиника» широко применяются как современные хирургические методики удаления полипов – функциональная эндовидеохирургия, так и хорошо зарекомендовавшие себя медикаментозные методики лечения полипоза, например, эндоназальные блокады, дающие во многих случаях хороший функциональный результат через 3-4 процедуры, либо служащие предоперационной подготовкой, направленной на минимилизацию объема удаляемой слизистой.

Хронический полипозный риносинусит и функция легких в структуре полиорганной патологии при муковисцидозе у детей в Российской Федерации

Хронический риносинусит (ХРС), в т. ч. полипозный (ХПРС), является одним из проявлений муковисцидоза (МВ). Околоносовые пазухи (ОНП) рассматриваются как резервуар патогенной микрофлоры и источник нисходящего инфицирования всего респираторно- го тракта. Тем не менее патология ОНП обычно оценивается в отрыве от нижних дыхательных путей, как и всего спектра полиорганного поражения при МВ.

Целью исследования явилась оценка распространенности ХПРС и его взаимной корреляции с другими характеристиками течения МВ у российских детей.

Читать еще:  Как делают рентген носа?

Материалы и методы. В исследовании принимали участие дети (n = 2 216) от 0 до 18 лет из 81 региона Российской Федерации, состоящие в Регистре больных муковисцидозом в Российской Федерации (2018). Сравнивались показатели, полученные у больных с установленным диагнозом ХПРС (n = 599) и лиц без такового (n = 1 617). Оценивались распространенность в зависимости от возраста, половой состав, показатели функции внешнего дыхания (ФВД), нутритивного статуса, микробиологический статус, наличие осложнений, потребность в различных видах терапии, средняя длительность стационарного лечения в течение 1 года. Обработка данных проводилась при помощи методов параметрической и непараметрической статистики.

Результаты. Установлено, что средняя распространенность ХПРС у детей с МВ, по данным Регистра, составила 27,03 %, при этом отмечена тенденция к ее повышению с возрастом. Зафиксированы следующие достоверные различия между группами: среди детей с ХПРС чаще встречались мутация F508del в гомозиготном состоянии, интермиттирующее и хроническое инфицирование Pseudomonas aeruginosa, Staphylococcus aureus (метициллинрезистентный, метициллинчувствительный), МВ-ассоциированный сахарный диабет с ежедневным использованием инсулина, поражение печени (как с циррозом, так и без такового), остеопороз, более частая потребность в системной антибактериальной и ингаляционной (за исключением бронходилататоров) терапии, а также относительно высокая потребность в госпитализации. Показатели ФВД (объем форсированного выдоха за 1-ю секунду и форсированная жизненная емкость легких) и индекс массы тела неожиданно оказались выше у пациентов с назальным полипозом, что, вероятно, связано с ограничением состава исследуемых групп детским возрастом и отсутствием анализа показателей ФВД в возрастных группах детей и подростков.

Заключение. Полученные результаты позволяют рассматривать ХПРС в качестве негативного предиктора течения МВ, при этом требуется внимание со стороны не только специалистов по МВ и оториноларингологов, но и их междисциплинарное взаимодействие.

Ключевые слова

Об авторах

Поляков Дмитрий Петрович – к. м. н., заведующий детским оториноларингологическим отделением, ведущий научный сотрудник; доцент кафедры оториноларингологии факультета дополнительного профессионального образования.

123182, Россия, Москва, Волоколамское шоссе, 30, корп. 2; 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, 1; тел.: (903) 779-16-71

Конфликт интересов авторами не заявлен

Дайхес Николай Аркадьевич – д. м. н., профессор, член-корр. Российской академии наук, директор; заведующий кафедрой оториноларингологии факультета дополнительного профессионального образования; главный внештатный оториноларинголог Министерства здравоохранения Российской Федерации.

123182, Россия, Москва, Волоколамское шоссе, 30, корп. 2; 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, 1; тел.: (499) 968-69-12

Конфликт интересов авторами не заявлен

Юнусов Аднан Султанович – д. м. н., профессор, заместитель директора; профессор кафедры оториноларингологии факультета дополнительного профессионального образования.

123182, Россия, Москва, Волоколамское шоссе, 30, корп. 2; 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, 1; тел.: (499) 968-69-12; SPIN-код: 7938-1914, Author ID: 579562

Конфликт интересов авторами не заявлен

Карнеева Ольга Витальевна – д. м. н., заместитель директора; профессор кафедры оториноларингологии факультета дополнительного профессионального образования.

123182, Россия, Москва, Волоколамское шоссе, 30, корп. 2; 117997, Россия, Москва, ул. Островитянова, 1; тел.: (499) 968-69-12

Конфликт интересов авторами не заявлен

Петров Алексей Сергеевич – врач-оториноларинголог, консультант отделения муковисцидоза; врач экстренной оториноларингологической помощи.

141009, Россия, Московская область, Мытищи, ул. Коминтерна, 24А, стр. 1; 123001, Россия, Москва, ул. Садовая-Кудринская, 15; тел.: (962) 993-67-25

Конфликт интересов авторами не заявлен

Шерман Виктория Давидовна – к. м. н., ведущий научный сотрудник научно-клинического отдела муковисцидоза, доцент кафедры генетики болезней дыхательной системы Института высшего и дополнительного профессионального образования.

115478, Россия, Москва, ул. Москворечье, 1; тел.: (916) 188-24-76

Конфликт интересов авторами не заявлен

Черняк Александр Владимирович – к. м. н., заведующий лабораторией функциональных и ультразвуковых методов исследования.

115682, Россия, Москва, Ореховый бульвар, 28; тел.: (495) 465-53-84; SPIN-код: 9328-6440, Author ID: 687383

Конфликт интересов авторами не заявлен

Горинова Юлия Викторовна – к. м. н., старший научный сотрудник лаборатории редких и наследственных болезней у детей.

119296, Россия, Москва, Ломоносовский проспект, 2, стр. 1; тел.: (499) 134-24-21

Конфликт интересов авторами не заявлен

Список литературы

1. Schraven S.P., Wehrmann M., Wagner W. et al. Prevalence and histopathology of chronic polypoid sinusitis in pediatric patients with cystic fibrosis. J. Cyst. Fibros. 2011; 10 (3): 181–186. DOI: 10.1016/j.jcf.2011.01.003.

2. Hansen S.K., Rau M.H., Johansen H.K. et al. Evolution and diversification of Pseudomonas aeruginosa in the paranasal sinuses of cystic fibrosis children have implications for chronic lung infection. ISME J. 2012; 6 (1): 31–45. DOI: 10.1038/ismej.2011.83.

3. Ciofu O., Johansen H.K., Aanaes K. et al. P. aeruginosa in the paranasal sinuses and transplanted lungs have a similar adaptive mutations as isolates from chronically infected CF lungs. J. Cyst. Fibros. 2013; 12 (6): 729–736. DOI: 10.1016/j.jcf.2013.02.004.

4. Aanaes K., Johansen H.K., Skov M. et al. Clinical effects of sinus surgery and adjuvant therapy in cystic fibrosis patients – can chronic lung infections be postponed? Rhinology. 2013; 51 (3): 222–230.

5. Khalfoun S., Tumin D., Ghossein M. et al. Improved Lung function after sinus surgery in cystic fibrosis patients with moderate obstruction. Otolaryngol. Head Neck Surg. 2018; 158 (2): 381–385. DOI: 10.1177/0194599817739284.

6. Macdonald K.I., Gipsman A., Magit A. et al. Endoscopic sinus surgery in patients with cystic fibrosis: a systematic review and meta-analysis of pulmonary function. Rhinology. 2012; 50 (4): 360–369. DOI: 10.4193/Rhin11.271.

7. Liang J., Higgins T.S., Ishman S.L. et al. Surgical management of chronic rhinosinusitis in cystic fibrosis: a systematic review. Int. Forum Allergy Rhinol. 2013; 3 (10): 814–822. DOI: 10.1002/alr.21190.

8. Vlastarakos P.V., Fetta M., Segas J.V. et al. Functional endoscopic sinus surgery improves sinus-re lated symptoms and quality of life in children with chronic rhinosinusitis: a systematic analysis and meta- analysis of published interventional studies. Clin. Pediatr. (Phila). 2013; 52 (12): 1091–1097. DOI: 10.1177/0009922813506489.

9. Xie D.X., Wu J., Kelly K. et al. Evaluating the sinus and Nasal Quality of Life Survey in the pediatric cystic fibrosis patient population. Int. J. Pediatr. Otorhinolaryngol. 2017; 102: 133–137. DOI: 10.1016/j.ijporl.2017.09.014.

10. Поляков Д.П., Карнеева О.В., Белавина П.И. Хронический риносинусит у детей с муковисцидозом: современные тенденции диагностики и лечения. Российская ринология. 2018; 26 (4): 17–25. DOI: 10.17116/rosrino20182604117.

11. Ушакова С.Г., Белавина П.И., Симонова О.И., Карнеева О.В. Новый метод консервативной терапии хронического риносинусита у детей с муковисцидозом. Вопросы современной педиатрии. 2010; 9 (5): 72–79. Доступно на: https://vsp.spr-journal.ru/jour/article/view/952

12. Gysin C., Alothman G.A., Papsin B.С. Sinonasal disease in cystic fibrosis: clinical characteristics, diagnosis, and management. Pediatr. Pulmonol. 2000; 30 (6): 481–489. DOI: 10.1002/1099-0496(200012)30:6<481::aidppul8>3.0.co;2-n.

13. ECFS. European Cystic Fibrosis Society Patient Registry. Available at: https://www.ecfs.eu/projects/ecfs-patient-registry/intro [Accessed: 20.01.2021].

14. Кистозный фиброз (муковисцидоз): клинические рекомендации. 2020. Доступно на: https://mukoviscidoz.org/doc/med_doc/klinrec_cistys_fibrosys.pdf

15. Кондратьева Е.И., Воронкова А.Ю., Бобровничий и др. Клинико-генетическая и микробиологиче- ская характеристика больных муковисцидозом, проживающих в Московском регионе и Республи- ке Беларусь. Пульмонология. 2018; 28 (3): 296–306. DOI: 10.18093/0869-0189-2018-28-3-296-306.

16. Polgar G., Promadhat V. Pulmonary function testing in children: Techniques and standards. Philadelphia: W.B.Saunders Co; 1971.

17. Quanjer P.H., Tammeling G.J., Cotes J.E. et al. Lung volumes and forced ventilatory flows. Report Working Party Standardization of Lung Function Tests, European Community for Steel and Coal. Official Statement of the European Respiratory Society. Eur. Respir. J. 1993; 16 (Suppl.): 5–40.

18. Sinaasappel M., Stern M., Littlewood J. et al. Nutrition in patients with cystic fibrosis: a European Consensus. J. Cyst. Fibros. 2002; 1 (2): 51–75. DOI: 10.1016/s1569-1993(02)00032-2.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector